III. Правила прогресса

Мечты о тихой бездеятельности рая не оправдались историей, ибо они противны природе человека-борца. Были и остались свои трудности для каждой эпохи, но счастьем для всего человечества стало неуклонное и быстрое восхождение к все большей высоте знания и чувств, науки и искусства.

И. А. Ефремов. «Туманность Андромеды»


Наступило утро первого дня учебного года. Расписание было составлено так, что занятия проходили непосредственно перед обедом или после него, но вчера Роберт, увлекшись книгой, просидел за чтением до глубокой ночи и, несмотря на предвкушение интересных лекций, ему стоило некоторых усилий окончательно проснуться. Чтобы ускорить этот процесс – без необходимости принимать вертикальное положение, Роберт включил терминал, дал команду автоматической кухне и минут пять изучал последние новости и сообщения в виртуальном клубе. Наконец, возвещая о готовности завтрака, в воздухе распространился аромат свежесваренного кофе и гренок, и Роберт нехотя поднялся. К счастью, особой нужды торопиться еще не было, и можно было позавтракать спокойно.

Допивая кофе, Роберт заглянул в расписание лекций на терминале. Первая из них, введение в Кодекс Core, была предназначена для студентов из других стран, таких как Роберт, но на нее наверняка собирались придти и те, кто вырос в Core. Лекции проходили в относительно небольших группах и у студентов была возможность обсуждать услышанное и с лектором, и друг с другом – а как уже успел заметить Роберт, жители Core делились знаниями с удовольствием.

Более того, оказалось, что профессор, который должен был читать лекцию, являлся выдающейся личностью даже для Core. Титул – «Архитектор прорыва» – свидетельствовал о немалом вкладе во взрывоподобный рост индустрии Core в первые годы после Битвы. Прочитав биографическую справку, Роберт увидел, что в полном титуле Core за именем, фамилией и псевдонимом следовал длинный список сокращений, описывающих звания, квалификацию и важные достижения профессора. Разумеется, он был действительным членом Core – каждый из студентов, поступивших в университет, надеялся успешно пройти курс обучения и добавить это звание к своему имени и титулу Core. Указание на докторскую степень для профессора было столь же необходимым, но кроме этого там были и другие аббревиатуры, среди которых особенно выделялось сочетание, обозначающее Советника Core.

Советниками Core именовались те, кто входил в один из Советов высшего уровня. Таких Советов (название «Soviet» пришло в Общий из русского языка), занимающихся различными, но всегда масштабными вопросами, существовало довольно много. Почти никто из жителей Неприсоединившихся стран, в том числе и студентов, приехавших оттуда в Core, никогда не имели возможности видеть Советника. В Неприсоединившихся странах о них ходили самые разные истории, переходящие в легенды, и далеко не все они, хотя бы частично, являлись правдой. Некоторые рассказывали, что это – мудрые люди, напоминающие добрых волшебников, другие считали их интеллектуалами, которых отделяет от простых людей глубочайшая пропасть, и, наконец, у отдельных недобросовестных представителей властей Неприсоединившихся Стран от словосочетания «Советник Core» мороз шел по коже. Те же, кто знал о Советниках больше, включая подавляющее большинство жителей Core, относились к ним с большим уважением по той простой причине, что каждый Советник Core неизменно был выдающимся специалистом в своей области и одновременно – великолепно эрудированным человеком.

Дождь, по-осеннему моросивший большую часть ночи, стих, и Роберт не стал пользоваться крытой галереей, выбрав короткую прогулку на свежем воздухе – хотя вентиляция гарантировала ничуть не худшее его качество в помещениях.

Лекция должна была проходить в главном здании комплекса. На облицованной гладким белым камнем стене рядом с центральным входом в здание располагалась стального цвета плита из какого-то чрезвычайно прочного материала – за прошедшие два десятилетия ветры и дожди не оставили на полированной поверхности ни малейших следов – с цитатой на русском. Роберт, оказавшийся у входа за несколько минут до начала лекции (и достигший к тому времени немалого прогресса в изучении нового для него языка), задержавшись около плиты, смог понять больше половины слов и узнал имя автора, но все-таки решил уточнить смысл высказывания.

Он мог бы воспользоваться путеводителем, но в это время у дверей появилась его новая знакомая – Алиса, тоже выбравшая прогулку на свежем воздухе. Она двигалась настолько легко и плавно, что постороннему наблюдателю было невозможно догадаться о том, что она прилетела на Землю всего неделю назад – Алиса явно уже неплохо освоилась с земной гравитацией, хотя и говорила, что на адаптацию нужно время. Роберт уже знал, что девушка с Марса – билингв12 и в совершенстве владеет как английским, так и русским. Поздоровавшись, он обратился с ней с вопросом по поводу надписи.

– Там говорится о том, что необходимо обеспечить всем членам общества возможности для всестороннего развития их способностей и получения образования, достаточного для активной деятельности на благо развития общества и свободного выбора и смены профессии, – с удовольствием ответила Алиса.

– Значит, я правильно понял основную мысль, – сказал Роберт. – Это отличная идея и она ничуть не устарела с тех пор.

– Это одна из идей, без которых не было бы общества, воплощением которого стало Core – известная нашим предшественникам еще тогда, во времена Первой попытки.

У входа их догнали весело беседовавшие Александр и Ирина. Поприветствовав друг друга, все четверо прошли внутрь светлой аудитории с расположенными амфитеатром рядами удобных мягких кресел. Роберт сначала подумывал устроиться в каком-нибудь укромном уголке вверху – расстояние до лектора не имело ни малейшего значения, поскольку акустические и проекционные системы обеспечивали прекрасную слышимость и видимость на всех местах – но по предложению Алисы четверо студентов заняли места в первом ряду.

Профессор вошел в аудиторию точно вовремя. Взглянув на него, Роберт испытал некоторое замешательство. По внешности было практически невозможно определить возраст, но для Роберта, помнившего из биографических данных, что советник, будучи уже признанным и опытнейшим специалистом (и пожилым человеком), работал над несколькими крупными проектами сразу после Битвы Битв, это было не самым удивительным. Невероятным казалось то, что вид профессора никак не соответствовал возрасту, не соответствовал, по крайней мере, на полвека...

После приветствия профессор рассказал о предстоящем курсе лекций, посвященном Кодексу Core – очень краткому, но емкому своду правил, по которым существовало Core. Первая лекция была введением в Кодекс и предназначалась для таких, как Роберт, лишь кратко познакомившимися с основами Кодекса на подготовительных курсах – уроженцы Core изучали основы Кодекса в школе.

– Раз вы находитесь здесь, в университете Core, все вы уже слышали о Кодексе Core и имеете представление об изложенных в нем принципах. Тем из вас, кто вырос и учился в Core, содержание лекции наверняка покажется хорошо знакомым.

Всем вам также известно, что Кодекс Core включает в себя пять принципов. Четыре из них очень просты и для того, чтобы соблюдать их и пользоваться предоставляемыми ими правами, не требуется особых знаний. Вопрос в том, почему существуют эти принципы и почему мы им следуем – в особенности тому, который не входит в число четырех простых. Для понимания этого требуется подготовка, которую вы и получите здесь, в университете. Кое-что мы попробуем разобрать уже на первой лекции.

Начнем с первого принципа, о котором наверняка знают все. Что же в нем записано? – спросил профессор.

– Не причиняй вред другим, – ответил один из студентов.

– Нельзя причинять вред другим людям, – произнес Роберт и после похожие слова неоднократно прозвучали в нескольких вариантах.

– В общем, это правильно. Формулировка, записанная в кодексе, звучит так: Не следует причинять вред другим разумным существам, если они не нарушили этот принцип первыми.

Несмотря на кажущуюся простоту, при прочтении у вас наверняка возникают вопросы, например, как определить рамки того, что является вредом. Но это далеко не самое интересное! Первый вопрос, который должен у вас возникать, несмотря на то, что принцип выглядит очевидным – «почему?»

Здесь нужно сделать первое и очень важное отступление. Основа, на которой зиждется вся система Core – это признание исключительно рациональных авторитетов. Члены Core соблюдают правила Кодекса (и не только Кодекса) не потому, что так написано в Кодексе, или потому, что им сказали, что не соблюдать их «плохо», или потому, что их так учили, а потому, что понимают причины их создания. Члены Core не нарушают правила не из-за возможного наказания, а из-за того, что эти правила обоснованны.

Построить универсальную систему ценностей, базируясь только на рациональном, научном подходе, не так-то просто – но мы попытались. Скажу сразу, что здесь нельзя обойтись без некоторых начальных предпосылок, которые никак не доказываются. Это исходные ценности, которые постулируются, поскольку, во-первых, разделяются как всеми создателями Кодекса, так и огромным множеством других людей, а во-вторых – но это ничуть не менее важно – описывают единственно возможную систему, в которой вообще осуществим прогресс. Первая из них – это самоценность разума и соответственно его носителей и гарантия его свободного развития. Первый принцип вытекает непосредственно из этого постулата. Он перекликается и с «Золотым правилом», издревле известной максимой – «относитесь к людям так, как хотите, чтобы они относились к вам» или «не делайте другим того, чего не хотите себе». Разумное существо не хочет, чтобы ему наносили вред, следовательно, оно не должно делать этого в отношении себе подобных – тогда есть хорошие шансы, что они ответят тем же.

– А что считается вредом? – прозвучал вопрос студента, судя по внешности и акценту, приехавшего учиться из Юго-Восточной Азии, вероятно с одной из новых Ассоциированных территорий.

– Понятие вреда подробно расшифровано в приложении, но упомянутая мной максима уже может прояснить многое: если нечто заставляет вас страдать, скорее всего, оно оказывает тот же эффект и на других – а значит, подпадает под определение вреда. Можно ориентироваться и на законодательства Неприсоединившихся стран, где перечислены преступления против личности. Естественно, Первый принцип ни в коем случае не ограничивается физическим вредом – ущерб может быть и психологическим, хотя для возможности применения Первого принципа он должен соответствовать определенным критериям, в том числе объективности. Подробнее это будет рассмотрено при обсуждении Четвертого принципа. В случае нарушения Первого принципа степень нанесенного вреда определяет наказание за нарушение – но об этом будет рассказано в другой лекции. А вот о том, когда кто-то своей деятельностью причиняет намеренный вред многим, мы поговорим сегодня, но чуть позже – для это есть отдельный принцип.

– Но почему «разумным существам», а не просто «людям»? Первый принцип старались сделать достаточно широким, чтобы он работал при встрече с инопланетянами? – продолжал интересоваться все тот же студент из Юго-Восточной Азии.

– В том числе и поэтому. Идея о ценности разума слишком фундаментальна, чтобы ограничивать ее действие только одним видом разумных существ – но, разумеется, речь идет только о тех, кто соблюдает Кодекс.

– В том числе? Контактов с инопланетянами вроде бы не было. Было что-то еще? – тихо сказал Роберт, обращаясь к Алисе.

– Ну, да. В Зеленом Союзе, как я понимаю, не рассказывают о Черном Безмолвии? – ответила Алиса.

Выражение глаз Роберта явно указывало на то, что что-то все-таки рассказывали, и, похоже, достаточно жуткое.

– Я слышал легенду... Это что, правда?

– Зависит от того, что было в легенде – они частенько искажают реальные события до неузнаваемости. Само существование Черного Безмолвия, разумеется, правда, – более того, я с ним лично знакома. Но сейчас лучше послушать дальше.

Профессор тем временем продолжал лекцию.

– Заметьте, что Первый принцип действителен только при взаимном соблюдении, что явно оговаривается в нем самом – и это важнейшая особенность не только данного принципа, но и всего Кодекса. Нарушивший принцип Кодекса Core автоматически снимает с других обязанность соблюдать этот принцип, а также все последующие принципы в отношении нарушителя.

– Первый принцип обязателен для всех? – раздался вопрос от студента, похоже, прибывшего из Экваториальной Африки.

– Да. Первый принцип универсален и действует везде – в самом Core, на Ассоциированных территориях, в Независимых странах, и в отношении всех – действительных членов Core, граждан Core, не граждан – всех. Договоры с Независимыми странами требуют, по мере возможности, его соблюдения внутри этих стран в отношении их жителей.

Перейдем ко второму принципу, – продолжил профессор, – он гласит: «Каждый имеет право и одновременно обязанность по мере своих способностей и предпочтений приносить пользу обществу, и каждый имеет право на максимальное удовлетворение своих потребностей в соответствии с существующими технологическими и производственными возможностями.» Наверняка кто-нибудь из вас вспомнит, что корни Второго принципа уходят по крайней мере в XIX век.

– Каждый по способностям, каждому по потребностям, – процитировал Роберт. В достаточно эгалитарном обществе Зеленого Союза классиков левого движения вспоминали нередко.

– Совершенно верно. Карл Маркс, «Критика готской программы», 1875 год. Разумеется, этот принцип в Core пока не воплощен полностью, но мы движемся к нему, уже отойдя от принципа «от каждого по его способности, каждому – по его труду», реализовавшемуся еще во время Первой попытки. Между этими двумя принципами существует некоторое число промежуточных ступеней, и мы поднимаемся вверх по этой лестнице.

– Мне приходилось слышать, что этот идеал недостижим, ведь желания людей бесконечны, – раздался голос одного из студентов, – как можно его реализовать?

– Это был предсказуемый вопрос, – улыбнувшись, тихо прокомментировала Алиса.

– Желания людей действительно могут быть бесконечными, более того, все новые и новые устремления лежат в основе прогресса. А вот потребности конечны и, более того, прекрасно поддаются расчету – хотя, разумеется, они непрерывно растут, – ответил профессор.

– Базовые нужды – еда, одежда, жилье, медицинское обслуживание – удовлетворяются элементарно, – продолжал он, – мы с легкостью способны накормить вкусной и полезной едой всех своих жителей и жителей Неприсоединившихся стран в придачу. В действительности, сельское хозяйство в развитых странах еще в XX веке стало столь эффективным, что решение проблемы питания было исключительно вопросом распределения, но никак не возможностей производства. Потребность в пище, конечно, не может быть бесконечной. Разумеется, кто-то ест больше, кто-то меньше, у людей разные вкусы, но среднее потребление хорошо известно и не меняется.

Проблема с одеждой решается так же просто. Да, у некоторых богатых обитателей мира до Битвы были причуды – они покупали сотни и тысячи дорогих костюмов, но большинство из них они никогда не надевали – то есть реальной потребности в них не было. Истинные потребности опять-таки ограниченны и рассчитываемы – нельзя же, в конце концов, надеть два пальто одновременно. Одна и та же одежда надоедает? Кому-то нравится часто менять костюмы, а кто-то носит один и тот же пиджак до тех пор, пока локти не протрутся почти что до дыр, но средняя частота смены одежды известна и возможности производства покрывают эту потребность без малейших трудностей – так же, как и потребности в различных носимых устройствах.

Строительство жилья требует больших затрат труда и материалов, и раньше было значительной проблемой, но технологические возможности Core более чем достаточны для ее решения. И вновь, реальные потребности ограниченны, ведь одновременно никому никогда не требуется более одного жилища. А в Core оно есть у вас всегда – неважно, живете ли вы всю жизнь в одном городе, или путешествуете, или переезжаете в другое место. И, разумеется, с жильем предоставляется все необходимые предметы обстановки и техника.

На современном уровне биотехнологий медицина в Core большей частью превентивная. Инфекционные заболевания полностью ликвидированы, врожденные склонности к определенным болезням корректируются генной терапией, возникающие проблемы со здоровьем диагностируются на ранней стадии. Так что задачи, которые стоят перед врачами, тоже выполнимы.

– Возможности приносить пользу зависят от образования. Как я понимаю, его получение тоже подразумевается этим принципом? – спросил Роберт.

– Да, Второй принцип означает и право на получение образования. Слова «по мере своих возможностей и предпочтений» предполагают, что каждому должен быть предоставлен шанс как можно полнее раскрыть свои таланты. Школьное образование в Core обязательно, а более высокие уровни доступны всем, кто обладает достаточной начальной подготовкой и желанием. Наши возможности напрямую зависят от знаний отдельных людей, поэтому мы делаем все, чтобы повысить уровень образованности.

Разумеется, перспективы образования и развития способностей и талантов всех граждан не ограничиваются обучением в университете после школы. Свободно выбирать новые области деятельности и профессии и овладевать необходимыми для них навыками можно и после этого, во многом потому, что наши граждане имеют много свободного времени для самообразования. Как вы наверняка знаете, стандартный рабочий день в Core составляет четыре часа.

– Я правильно понимаю, что упоминание технологических возможностей предполагает зависимость от места проживания? – задал вопрос еще один из слушателей.

– Технологические и производственные возможности упоминаются в первую очередь по той причине, что они непрерывно растут, но место тоже имеет значение. Второй и последующие принципы характеризуются областью действия. Эта особенность исчезнет, когда Core охватит всю Землю, но может возникнуть вновь, если мы все-таки повстречаемся с пришельцами из иных миров. Здесь мне придется сделать второе важное отступление и поговорить о современном мироустройстве.

Как вы, вероятно, знаете, на Земле сейчас есть четыре типа территорий. Первый – это само Core. Все территории за пределами Земли принадлежат к этому же типу. Блага, доступные в Core, везде одинаковы и довольно слабо зависят от статуса – действительный член Core или гражданин Core – и занимаемой должности. Имеющиеся различия в основном и определяются профессиональными потребностями и уровнем ответственности. С другой стороны, блага, доступные действительным членам, не зависят от их местонахождения. Для них область действия Второго принципа – все обитаемые территории Солнечной системы.

Второй тип – Ассоциированные территории. Это или бывшие Неприсоединившиеся страны, решившие присоединиться (или присоединенные) к Core, или бывшие Зависимые территории, развившиеся до уровня, допускающего смену статуса. Их технологические возможности обычно меньше, чем в самом Core, поэтому уровень благ, предоставляемых их гражданам, и гражданам Core, находящимся на Ассоциированных территориях, может быть несколько ниже – но все равно высок по меркам, существовавшим до Битвы.

Третий тип территорий – Неприсоединившиеся страны. Все они достаточно развиты, но они – не часть Core. Согласно договорам с Core их правительства должны стремиться поднять уровень жизни граждан до, как минимум, имеющегося на Ассоциированных территориях и стараться воплотить в жизнь аналоги Второго принципа. Как вы наверняка знаете, в этих странах все еще существуют товарно-денежные отношения, но и при их наличии всегда можно обеспечить наличие основных благ у работающих людей. Что происходит, если они этого не делают – отдельная история, которая на самом деле относится к другому принципу и будет рассказана позже.

– Еда, одежда, бытовая техника, жилье, медицина, образование – это ведь далеко не все, что доступно жителям Core. Значит, остаются ресурсы и для многого другого? – спросил Роберт.

– Разумеется. Доля труда, энергии и материалов, расходуемых на базовые нужды, невелика. Очень важен транспорт! Он, как и строительство, требует огромных начальных вложений, потому что мы создаем всю инфраструктуру с учетом длительного срока службы, в прямом смысле – на века.

Но две самые большие области нашей деятельности, неразрывно связанные – это наука и освоение Солнечной системы. Наш уровень технологий несравнимо выше существовавшего до Битвы и имеющегося у Неприсоединившихся стран. Объемы сельскохозяйственного и промышленного производств огромны, но они в значительной степени роботизированы. Более того, некоторые отрасли сферы услуг, неизбежно присутствующие при капитализме, такие как банки, реклама, маркетинг и страхование, в Core отсутствуют, высвободив рабочие руки для других задач. И, хотя у Core есть сильнейшая в мире армия, расход ресурсов на нее по отношению к другим отраслям очень мал и продолжает снижаться.

Значительная часть Земли уже обустроена, остались малоосвоенные области, такие как Север нашего и Североамериканского суперсекторов, Неприсоединившиеся страны и Зависимые территории. Ассоциированные территории способны сами подняться до нашего уровня в ближайшем будущем. Конечно, создание по всей планете таких же условий жизни, как в Core, потребует много сил и ресурсов, но эти затраты уже не будут для нас основными.

Да, мы отвлеклись, и я не рассказал о четвертом типе территорий – Зависимых территориях Core. Ими стали страны, которые были не способны к самоуправлению с гарантиями предоставления элементарных благ своим гражданам или не могли самостоятельно поддерживать цивилизацию индустриального типа или, чаще всего, и то, и другое вместе. В XX веке они были колониями крупнейших империй, которых в первую очередь интересовала эксплуатация ресурсов этих территорий и в последнюю – уровень жизни и просвещение населения. После получения формальной «независимости» эти страны погрязли в бесконечных войнах, межнациональных, религиозных и межплеменных конфликтах и всепроникающей коррупции, сопровождаемой тотальной некомпетентностью правительств – при тайном подстрекательстве бывших колониальных держав, продолжавших получать огромные прибыли.

Конечно, не все бывшие колонии европейских империй ожидала такая участь, некоторые из них стали Ассоциированными территориями, а некоторые – уже полноправная часть Core. Страны же, находившиеся в хронической нищете в течение многих десятилетий, стали Зависимыми территориями Core. Правившие ими деспоты, конечно, пытались сопротивляться, но очень недолго – технологически они не могли соперничать с самыми маленькими и слабыми из европейских стран, что уж говорить о Core.

Второй и последующие принципы на Зависимых территориях не действуют, потому что их первоначальный уровень развития был невероятно низок. Тем не менее, мы сразу взялись за ликвидацию голода, болезней и неграмотности, так что население не слишком горевало о потере так называемой «независимости», которая не приносила ничего, кроме страданий. Все трудоспособные жители Зависимых территорий обязаны работать, но при этом они сыты, одеты, здоровы и могут учиться – и для них это огромный шаг вперед. Больше того, они могут видеть, как благодаря их труду растет их собственный уровень жизни, а не богатство диктатора и кучки его приближенных. И, конечно, у них, как и у любого жителя Солнечной системы, есть возможность при наличии способностей получить образование в университете и стать действительными членами Core – и, насколько я вижу, они этой возможностью пользуются!

– Да, – с улыбкой ответил студент-африканец, задававший вопрос профессору в начале лекции.

Итак, мы рассмотрели Второй принцип, но в конце неплохо было бы ответить все на тот же вопрос – почему? До Битвы Битв нередко можно было слышать заявления, что реализация подобного принципа или невозможна, или ограничивает свободу.

Ответ на вопрос «почему» на самом деле такой же, как и для Первого принципа. Во-первых, только система производства и распределения благ, основанная на Втором принципе, обеспечивает свободное, всестороннее развитие человека. Во-вторых, она единственно возможная на данном этапе технического и социального прогресса – все другие безнадежно устарели. Капитализм, предыдущая формация, был когда-то – полтысячелетия назад – прогрессивен, но еще в первой половине XX века он стал полностью реакционным, тормозом человечества.

– Есть только один путь, – произнесла Алиса фразу, известную, наверное, каждому жителю Core.

– Именно так. Ну а в том, что этот путь возможен, вы можете убедиться, оглянувшись вокруг, или почитать учебник истории первой половины XX века – на самом деле то, что я вам рассказываю, было известно и доказано еще тогда.

– Теперь перейдем к вопросу о свободе, – продолжал профессор, – возражение об ограничении свободы было невероятно популярно до Битвы, как во времена Первой попытки, так и до и после нее. Надо заметить, что при этом, явно или неявно, подразумевалась так называемая «экономическая свобода», в ее неолиберальном понимании, которая считалась обязательным условием существования всех других свобод. На деле, разумеется, те, кто больше всех разглагольствовал о «свободном рынке», думали исключительно о том, чтобы обладать возможностью беспрепятственно эксплуатировать других – и их аргументы совершенно не изменились со времен Маркса. Конечно, такая «свобода» очень важна тому, у кого есть бездонный банковский счет, но какая свобода может быть, например, у безработного, которому нечего есть?

– При наличии экономической свободы никакой другой свободы быть не может, – заметила Алиса.

– Совершенно верно – та «свобода» в зародыше душила все остальные. Как было сказано еще в начале XX века, говорить о демократии, о равенстве, о свободе, когда рабочие и все трудящиеся голодны, раздеты, разорены – это значит издеваться над трудящимися и эксплуатируемыми.

Можно сказать, что настоящая свобода – это не так называемая «экономическая свобода», а свобода от экономики – в том понимании экономики, в каком она существовала в антагонистических формациях. В Core вы беретесь за ту работу, которая вам нравится и которую вы делаете с удовольствием и интересом – и никогда не думаете о хлебе насущном!

– И о вопросах владения имуществом, которые, судя по книгам, отнимали невероятное количество сил и времени у живших до Битвы, – добавила Алиса.

– Да, о собственности упомянуть необходимо. Хотя этот вопрос и будет рассматриваться отдельно, нужно заметить – это понимают не все – в Core не существует никакой другой собственности, кроме общественной. Нет не только частной собственности, но и личной, потому что при наличии Первого и Второго принципов Кодекса право собственности избыточно. Очень многие вещи предназначены для личного использования, поскольку лишение человека возможности их использовать или даже просто использование предмета более чем одним человеком нанесет ему вред – нарушит Первый принцип, или не позволит ему максимально удовлетворять свои потребности – нарушит Второй принцип. Ваши квартиры намного лучше и просторнее, чем жилье миллиардов людей до Битвы. Они – общественная собственность, но никто не может лишить вас возможности жить в таких условиях, потому что это нарушит Второй принцип – удовлетворение таких потребностей в жилье технически возможно и поэтому обязательно. Ваши зубные щетки вам не принадлежат, но никто не будет на них покушаться, потому что это предмет, предназначенный для использования исключительно одним человеком. Несоблюдение элементарных правил гигиены нарушит Первый принцип. Информация в вашем терминале может быть конфиденциальной, и ее разглашение тоже нарушит Первый принцип, поэтому терминал тоже предназначен только для личного пользования.

Кстати, одна из причин полного отказа Core от товарно-денежных отношений, о которой мало задумываются на пределами Core, также тесно связана с понятием свободы. Мы – общество, в котором важнейшим ресурсом являются результаты умственного труда. Поскольку они нематериальны, то, будучи однажды созданными, они могут неограниченно распространяться с пренебрежимо малыми затратам. Так называемая «рыночная экономика» в принципе непригодна для такого общества, поскольку она способна распределять только ресурсы, являющиеся дефицитными. Поэтому, с одной стороны, страдая от кризисов перепроизводства, капитализм, с другой стороны, создает искусственный дефицит, тем самым ограничивая ту самую свободу – в том числе свободу информации – защита которой декларируется.

– К тому же любые ограничения на распространение результатов умственного труда нарушают еще и Третий принцип, – заметила Алиса.

– Верно. Скоро мы к нему перейдем. Еще один момент, о котором нужно упомянуть в связи со Вторым принципом – это требования, предъявляемые к кандидатам при предоставления работы. В Core практически не существует низкоквалифицированного труда и для того, чтобы заниматься какой-либо деятельностью, необходимо иметь соответствующую подготовку. Как было сказано раньше, образование предоставляется всем желающим. Назначение на какую-либо должность, требующую определенной квалификации, зависит исключительно от способностей, уровня подготовки и предыдущих заслуг. Дискриминация по каким-либо другим признакам недопустима, как противоречащая Второму принципу – разумеется, при условии, что сам кандидат соблюдает Кодекс.

– Что автоматически означает существование одного дискриминирующего признака, – добавил Александр.

– Разумеется, – подтвердил профессор, – дискриминация по признаку принадлежности к классу эксплуататоров до Битвы Битв перестанет существовать только с полным исчезновением классов.

Теперь перейдем к третьему принципу. Он очень прост: «Информация должна распространяться свободно.»

Этот принцип означает, что любая информация, которая предназначена для публичного распространения, то есть не являющаяся конфиденциальной (ее распространение нарушает Первый принцип), должна быть доступна всем и каждому. Третий принцип ничуть не менее важен для функционирования Core, чем два предыдущих. Все – от научных дискуссий до программ управления роботами, от книг до систем виртуальной реальности – должно быть свободно доступным и открытым.

Одной из серьезных проблем в мире до Битвы было создание искусственных ограничений на доступ к информации. Это делалось исключительно ради увеличения прибылей, но на самом деле все больше и больше подтачивало существовавшую систему. Впрочем, попытки контроля никогда не были полностью успешными. С тех пор, как появилась техническая возможность копировать информацию без потерь и практически с нулевыми затратами, остановить процесс было невозможно.

– А в Core есть секретная информация? – прозвучал вопрос.

– В Core есть три основных уровня доступа к Сети, причем каждый последующий включает в себя все предыдущие. Первый – для детей, где ограничен доступ к неподходящим для них материалам. Второй, основной – для взрослых граждан Core и жителей всех остальных стран. На нем доступно подавляющее большинство содержимого Сети, данных, требующих более высокого уровня доступа – немного, потому что Третий принцип запрещает скрывать что-то без серьезных причин. Третий уровень – для действительных членов Core. Сюда в первую очередь попадают материалы, которые нежелательно знать живущим за пределами Core или тем, кто может им эту информацию передать. Есть и более высокие уровни, но они для того, с чем имеет дело Департамент секретных операций – и информация на них может находиться только ограниченное время.

Департамент секретных операций, кратко именуемый CODe (сокращение от Covert/Clandestine Operations Department), был чуть ли не единственной из структур Core, деятельность которой не была полностью открытой и прозрачной. Таинственность притягивала, но о большинстве операций, проводившихся и проводимых Департаментом, можно было лишь строить догадки.

– Значит, у нас второй уровень? – тихо спросил у Алисы Роберт.

– У тебя и у большинства студентов – да. У меня – третий, потому что я марсианка. На Марсе все гарантированно становятся действительными членами Core. К сожалению, известны случаи, когда молодые граждане Core, жители Земли, еще только готовящиеся стать действительными членами, попадали, пусть и временно, под влияние врагов – но с выросшими на Марсе такого не происходило никогда. С другой стороны, этим третьим уровнем я пользовалась очень редко.

– А если кто-то вдруг обойдет защиту и проберется на более высокий уровень? Что с ним будет? – спросил Роберт.

– Скорее всего, ему это зачтется как большой плюс при поступлении в университет Core – если это юный хакер, сумевший пробраться на второй уровень, – улыбнувшись, ответила Алиса, – сделать это очень непросто, хотя и ... возможно. Попасть со второго на третий... Кто будет это делать? Шпион из Неприсоединившегося государства – тогда это дело CODe. Простой гражданин Core или другой страны, у которого нет образования для получения статуса действительного члена? При таких способностях – если взлом оказался успешным – ему порекомендуют это образование получить, потому что тратить такой талант попусту нельзя.

– Обоснование Третьего принципа? – продолжал профессор, – думаю, вы все уже догадались.

– Ограничения на доступ к информации препятствуют развитию людей и прогрессу? – попробовал ответить Роберт.

– Отличная формулировка, краткая, но верная – подтвердил его догадку профессор, – и вновь, прогресс возможен только при соблюдении этого принципа.

Теперь перейдем к Четвертому принципу. Он выглядит следующим образом: «Каждый свободен делать то, что он хочет, при условии соблюдения предыдущих принципов».

В конституциях многих стран до Битвы и во Всеобщей декларации прав человека перечислялись основные свободы: свобода слова, собраний, передвижения и так далее. В нашем случае нет нужды в перечислении – Четвертый принцип включает в себя все эти свободы – но, заметьте, только при условии соблюдения предыдущих принципов. Требование того, чтобы использование свобод не нарушало Первый принцип, мало отличается от законов, существовавших до Битвы Битв, но вот подобного Второму принципу тогда не было.

Четвертый принцип, как и Первый, требует взаимного соблюдения – нельзя своими действиями ограничивать свободу других. Первое обоснование Четвертого принципа элементарно и делается по методу «от противного». Можно ли рационально сформулировать запрет делать то, что не наносит вреда? Очевидно, нельзя – следовательно, его и не надо вводить. Второе – то же, что и всех предыдущих.

Как и у Второго принципа, у Четвертого есть зависимость от территории, по крайне мере, пока. Для действительных членов Core территориальных ограничений не существует – они могут ехать туда, куда пожелают, и делать там то, что хотят, покуда это не нарушает предыдущие принципы. Законы Независимых стран над ними не властны. Для граждан Core третий принцип действителен на территории Core и на Ассоциированных территориях, но не в Независимых странах – там они должны подчиняться местным правилам, конечно, если те не нарушают предыдущие принципы. Для граждан Ассоциированных территорий область действия (в первую очередь – право передвижения) по умолчанию ограничена соответствующей Ассоциированной территорией, но при наличии разрешения распространяется на весь Core. Граждане Неприсоединившихся стран могут получить аналогичное разрешение, причем прием в университет Core автоматически его предоставляет, как, наверняка, знают многие студенты в этой аудитории.

– Вот об этом я раньше не слышала, – заметила Ирина.

– Да, разрешение на въезд в Core и протекцию Core дают сразу после положительного ответа о приеме, – ответил Роберт, – многое о четырех принципах я узнал еще до отъезда из Союза.

– В каких случаях Четвертый принцип не действует из-за того, что нарушает первый? – задал вопрос любознательный студент из Юго-Восточной Азии, – со вторым вроде бы все понятно, нужно делать полезную для общества работу.

– Хороший вопрос. Как раз подошло время обсудить возможный конфликт Первого и Четвертого принципов.

Первый принцип гарантирует жизнь и личную неприкосновенность – нанесение физического вреда всегда является нарушением Первого принципа, так что здесь он превосходит Четвертый. С психологическим ущербом сложнее, и главная сложность взаимодействия Первого и Четвертого принципов – это нахождение баланса между защитой от оскорбления и свободой слова. Психологический вред считается таковым (то есть подпадающим под действие Первого принципа) в нескольких основных случаях. Первый – это разглашение заведомо конфиденциальной информации. Второй – заведомо ложная информация, клевета. Третий – оскорбительные и унижающие нападки личного характера. Почти во всех остальных ситуациях преимущество за Четвертым принципом и свободой слова. Но, заметьте, пока мы говорим о причинении вреда отдельным людям.

Помните, что Core построено на научной основе. Свободное обсуждение научных проблем, – а в Core все проблемы подлежат рациональному рассмотрению – чрезвычайно важно. Так что вы можете громить умозаключения своего интеллектуального противника, если у вас есть на то основания, но никогда не переходите на личности.

Теперь мы подошли, вероятно, к самой важной части лекции. Мы обсудили четыре принципа, остался один – самый сложный. И, чтобы вы поняли, откуда он взялся и почему он нужен, начнем с нескольких случаев нарушения Кодекса.

Случай первый – убийство одного человека другим. Здесь все предельно просто и ясно – нарушен Первый принцип и нарушитель известен. Пример второй – кража, поступок весьма бессмысленный в Core, но являвшийся, вероятно, самым распространенным преступлением до Битвы. Он немногим сложнее. Если один человек крадет у другого, можно говорить о нарушении как минимум Второго принципа – если кража снижает уровень жизни, или Первого – если это снижение начинает угрожать жизни и здоровью или, в исключительных случаях, наносит заметный психологический ущерб. Виновник опять-таки известен.

Но, теперь представьте правительство какой-нибудь страны – капиталистической страны, политика которого ввергла в нищету и поставила на грань голода и даже гибели миллионы людей? Министры не отдавали приказов убивать или грабить кого-либо, и, скорее всего, вообще не интересовались судьбами людей, но руководствовались исключительно классовыми интересами – жаждой наживы для себя и себе подобных – прикрываемыми некими псевдонаучными экономическими построениями. Разумеется они презирают людей, которые из-за их действий живут в бедности, но это классовое, а не личное презрение. Они точно нарушили все четыре принципа Кодекса, но это далеко не все. Их действия имеют далеко идущие последствия, их политика тормозит развитие страны, убивает в людях веру в будущее, лишает их большинства свобод. Перед нами уже не угроза отдельному человеку, но обществу и прогрессу в целом.

Принципы с Первого по Третий, рассмотренные нами раньше, персональны, они имеют дело с отдельными разумными существами и их отношениями, и не предназначены для случаев, подобных этому примеру. Для них существует другой принцип.

– Интересно, почему у него такой странный номер? – тихо сказал Роберт, кое-что знавший еще об одном принципе.

– Многие из создателей Кодекса имели отношение к программированию и, кажется, к тому же интересовались фантастикой XX века, – улыбнувшись, заметила Алиса.

Роберт какое-то мгновение пребывал в недоумении, но потом лицо его озарилось осознанием разгадки.

– Ну, конечно. Вот откуда нумерация не с единицы!

Вопрос о нумерации пришел в голову и другим студентам. Один из них высказал вопрос:

– А почему принцип, имеющий дело с такими важными случаями, идет последним?

– Он отнюдь не последний. На самом деле он первый и главный в Кодексе, но не номер первый. В Кодексе Core нумерация принципов начинается не с единицы, а с нуля!

Нулевой принцип Кодекса Core гласит: «Запрещается совершать любые действия, противоречащие основным целям и задачам Core, то есть действия, препятствующие прогрессу человечества»

Возможно, формулировка выглядит менее понятной, чем для принципов с первого по четвертый. Для того чтобы как следует представить себе Нулевой принцип, нужно осознать упомянутые в нем цели и задачи Core, которые отождествляются с прогрессом для всех жителей Земли. Более того, вы не можете стать действительным членом Core без того, чтобы понять Нулевой принцип – и, очень часто, верно и обратное.

Некоторые заявляют, что Core взяло на себя слишком большую ответственность, объявив себя той силой, что ведет человечество вперед. Ответ на это обвинение прост: Core сделало это, потому что больше это сделать было некому. В первой половине XXI века цивилизация планеты Земля подошла к опасной черте. Социальный прогресс после Падения повернул вспять, наука замедлила свое развитие, разум стал уступать место пришедшим из глубин прошлых веков суевериями и предрассудкам, освоение космоса шло шагами настолько робкими, что они казались смешными по сравнению с прогнозами, сделанными больше полувека назад. Великие цели и идеалы, казалось, были забыты всеми – но не Core!

Давайте же перейдем к этим целям. Думаю, из описания случаев, рассмотренных чуть раньше, вы уже поняли, что является первой задачей – это переход к общественной формации, которая обеспечивает максимальное удовлетворение непрерывно растущих потребностей людей и их всестороннее развитие. Она является основой, необходимым условием, без которого невозможно осуществление остальных, и с другой стороны, она является достаточным условием для стремления к следующим целям. Как называется эта формация, все вы, конечно, знаете.

– Почти для всех проблем существует одно и то же решение, и его название начинается на букву «К», – процитировала Алиса одно изречение, известное многим жителям Core.

– И, как вы можете видеть, мы уже решили очень многие проблемы с его помощью. Но рассмотрение развития человеческих обществ с материалистических позиций – тема отдельного курса, а пока мы поговорим о других высоких стремлениях, которые, как вы уже догадались, есть у Core. Они в значительной степени связаны с тем «проклятым» вопросом, которым терзались многие выдающиеся мыслители на протяжении всей истории человечества – вопросом о цели нашего существования. Я употребил слово «цель», хотя многие обозначали направление своих поисков словом «смысл». Но сейчас мы должны признать, что у нашего существования нет никакого другого смысла, кроме целей, которые определяем мы сами. Если очерчивать их наиболее широко, этих целей – кроме первой, уже упомянутой – три.

Насколько мы можем судить, желание познавать окружающий мир, изучать его является неотъемлемым свойством разума, помещенного в этот мир. Проникать в суть вещей, познавать законы природы, открывать новые миры – эти желания стары, как само человечество, но в то же время они никогда не теряют своей притягательности. Всегда найдется кто-то, неудержимо желающий узнать, что там – за тем дальним холмом, на другом берегу реки, за морем, или за пределами нашей планеты. А порой этот кто-то мысленно бороздит не просторы Земли, а пространства человеческих знаний, пытаясь открыть не новые земли, но законы природы и понять устройство Вселенной.

Именно поэтому одна из основополагающих целей Core – исследование мира, в котором мы живем, причем исследование посредством научного метода, поскольку это единственный известный нам способ познания, позволяющий получать объективную информацию.

Вторая особенность разума состоит в том, что он меняет окружающий мир – он творит. И это вторая наша цель – творчество, основанное на накопленных знаниях, преобразование неразумной природы. В этом смысле философия Core кардинально отличается от идеологии радикальных экологов, считающих, что целью человека должно быть сохранение природы в неизменном виде. Это не значит, что мы не заботимся о том, чтобы на Земле не исчезли нетронутые уголки и редкие виды животных и растений – мы делаем и это. Но Core осознанно приспосабливает окружающую среду для существования в ней людей, меняя ее необратимо. Мы делаем то, чего природа делать не способна.

Наконец, мы не ограничиваемся Землей, еще одна наша цель – экспансия. Мы несем разум туда, где его нет. Пока мы не обнаружили никаких признаков существования разумной жизни за пределами нашей Солнечной системы, а это означает, что в известном нам космосе мы – единственные, кто может познавать Вселенную. Эта искра разума не должна погаснуть, и ее свет будет распространятся на соседние миры.

– Вы словно читаете мои мысли, – произнес Роберт, обращаясь к профессору, – эти цели – они общие для всех членов Core?

– В значительной степени. Кто-то больше предпочитает изучать и исследовать, кто-то – создавать и строить, здесь или на других планетах, но одно невозможно без другого. А в том, что эти цели во многом повторяют ваши собственные мысли, нет ничего странного. Те, кто приходят учиться в Core, делают это не случайно – более того, часто они не могут поступить иначе. Вы находитесь здесь потому, что вы уже разделяете идеи Нулевого принципа.

– Теперь я действительно понимаю, – тихо сказал Роберт.

– Мы здесь, потому что те, кто создали Core, создали его для себя и для нас, – добавила Алиса.

Тем временем профессор продолжил свой рассказ.

– Таким образом, нарушения Нулевого принципа – это любые действия, препятствующие достижению тех целей, о которых мы говорили раньше. Вы можете спросить – почему мы считаем, что знаем пути достижения этих целей?

Нулевой принцип ни в коем случае не означает, что мы претендуем на обладание некоей абсолютной истиной. Мы всего лишь знаем один действенный способ последовательного приближения к истине – научный метод – и к тому же единственный, предполагающий возможность самокоррекции. На протяжении истории человечества предлагалось много других путей познания, но ни один из них не дал хороших результатов. Все творения рук человеческих, что нас окружают, появились исключительно благодаря развитию науки и технологии, благодаря людям, которые пытались понять окружающий их мир, не удовлетворяясь объяснениями за счет непознаваемых, сверхъестественных сил. И, конечно, нам известна только одна научная теория о законах развития общества, начало которой было положено еще в середине XIX века.

Что касается влияния науки на жизнь людей – я приведу один-единственный пример. В конце XX века известный астрофизик Карл Саган в одной из своих книг писал, что с повышением качества жизни напрямую связано увеличение ее продолжительности, а растет она благодаря науке – наука буквально дарит людям жизнь. Core в этом смысле далеко превзошло все, существовавшее раньше, – и это лишь начало. Стоит лишь добавить, что важен не только технический, но и социальный прогресс.

Мы не знаем всего, и мы знаем, что не знаем очень многого. Но с другой стороны, мы знаем, что знаем намного больше, чем все остальные общества, вместе взятые, и мы знаем, как увеличивать свои знания. Тотальное превосходство Core – это не самолюбование, это всего лишь констатация факта. Мы – величайшая цивилизация в истории человечества, и до тех пор, пока из глубин космоса не появится корабль наших братьев по разуму – если они есть – Core ответственно только перед самим собой.

Фактически, в Core существует только одна этическая парадигма, выводимая из идеи о самоценности разума, желательности его распространения и свободы для его творчества, и означающая, что этично все, что способствует развитию наших знаний о Вселенной, как фундаментальных, так и прикладных. Никакой другой морали, основанной не на Кодексе, в Core не существует.

Если вы предлагаете новые решения, основанные на все том же рациональном, научном подходе – мы всегда готовы их рассмотреть, проанализировать, смоделировать и, если они будут лучше, чем те, которыми мы располагаем сейчас, воплотить их в жизнью. Но не пытайтесь заставить нас свернуть с дороги прогресса. Есть только один путь.

Если что-то несовместимо с целями, провозглашенными Core и защищаемыми Нулевыми принципом, это что-то не может быть частью Core. Кстати, поэтому мы принципиально отрицаем то, что когда-то часто именовалось этическим релятивизмом и плюрализмом. Это ни в коем случае не значит, что жители Core не могут сохранять элементы культур бывших стран, ставших частями Core – могут, но только если они не конфликтуют с Кодексом. Когда речь заходит о Кодексе, ни о какой терпимости не может быть и речи. Core основано в первую очередь на научных знаниях, а они не субъективны.

Разумеется, каждый житель Core может иметь собственное мнение, каким бы оно ни было, но если это мнение основано на некоторой заведомо антинаучной, иррациональной системе взглядов, пропагандировать его он не может. Любые организации, занимавшиеся распространением такого рода учений до Битвы Битв, запрещены. Более того, некоторые особо опасные системы взглядов запрещены непосредственно.

– Позвольте вопрос, – сказал Александр, – поскольку мы ищем рациональные обоснования всему что делает Core, то хотелось бы узнать, почему мы активно вмешиваемся в дела других стран. Попробую сыграть роль «адвоката дьявола». Почему бы просто не оставить других в покое и позволить им жить так, как они хотят?

– Великолепный вопрос. Выбор между принципом невмешательства и прогрессорством при контакте с социально и технологически менее развитой цивилизацией. Для начала рассмотрим крайний вариант, противоположный тому, что делает Core – абсолютное невмешательство. Во-первых, в чистом виде он сработает лишь тогда, когда удастся скрыть сам факт контакта. Если другая цивилизация знает о нашем существовании и о том, что мы гораздо более развиты – в какой-то мере это уже вмешательство. На Земле о нашем присутствии известно всем, так что идеальный вариант не реализуем в принципе.

Во-вторых, перед нами встает этический вопрос. Уровень жизни в отсталом обществе гарантированно ниже, чем в нашем. Должны ли мы отказаться от попыток улучшить жизнь этих людей, точно зная на собственном примере, что это возможно? Более того, если жителям слаборазвитой территории будет известно о жизни в Core – а им, рано или поздно, будет известно – они буду стремиться либо иммигрировать в Core, либо изменить ситуацию в своем обществе.

В-третьих, есть несколько прагматических соображений, имеющих отношение уже к целям Core. Задачи, стоящие перед Core, грандиозны, и чем больше людей вовлечено в их решение, тем лучше результаты. Именно поэтому мы всегда и везде ищем новые таланты, и не дать им раскрыться из-за отсталости общества, где они родились, было бы ошибкой. Слаборазвитые общества также крайне неэффективно используют и человеческие, и природные ресурсы. Мы можем распорядиться и тем, и другим гораздо лучше.

Ответ, похоже, удовлетворил Александра. Лекция продолжилась.

– Мы вкратце обрисовали наши цели и задачи. Это лишь очень общий взгляд, о них можно говорить долго, для этого будут другие лекции, много вы найдете в книгах. А теперь необходимо рассказать о том, зачем был сформулирован Нулевой принцип.

В виде маленького отступления нужно заметить, что в мире есть множество людей, которых не слишком интересуют высокие цели Core, и которые честно трудятся и живут своей жизнью – и это их право. Они соблюдают Первый и последующие принципы и ни в коем случае не вредят нам – на самом деле они тоже способствуют движению вперед, даже не осознавая этого, так что они, конечно же, не нарушают и Нулевой принцип. Более того, у подавляющего большинства жителей Земли нет ни возможности, ни желания, ни причин нарушать его – в силу их классовой принадлежности.

Но на Земле до сих пор еще остаются и другие. И теперь мы будем говорить о тех, кто препятствовал осуществлению целей Core раньше и кое-где все еще продолжает это делать – о врагах.

Мой пример с экономической политикой был, разумеется, не случаен – это случай неизбежного нарушения Нулевого принципа в обществе, основанном на частной собственности. Соблюдение Нулевого принципа в таких обществах принципиально невозможно. Неприсоединившиеся государства следуют по пути прогресса только под постоянным внешним давлением с нашей стороны – и при этом все равно постоянно пытаются найти лазейки. Инициаторы этих попыток хорошо известны – это те, кто обладает богатством и властью и изо все сил старается не только не потерять их, но и увеличить – класс капиталистов. Нулевой принцип сформулирован в первую очередь для того, чтобы не дать возможности этому врагу повернуть прогресс вспять, как однажды он уже сумел сделать. Есть и другие противники, но они – лишь слуги капитала, хоть и прикрываются собственными лозунгами.

Вот один пример – религиозный экстремизм. Он всегда использовался для борьбы с прогрессом, как с социальным, так и с научно-техническим, поскольку они неразрывно связаны. И всегда его идеологи были тесно связаны с влиятельнейшими кланами буржуазии, находясь на службе ее интересов.

Есть и другие примеры. Как я уже говорил, Нулевой принцип – наиболее сложный из всех. Тем не менее, наиболее общее правило очень простое: если нечто своими действиями несет угрозу прогрессу и перечисленным нами целям, это нечто нарушает Нулевой принцип.

Первый и последующие принципы требуют взаимного соблюдения, и если кто-то пренебрегает ими, он сам теряет право пользоваться тем принципом, который нарушил, и всеми последующими. Ситуация с Нулевым принципом аналогична, но Нулевой принцип – основополагающий. Если кто-то нарушает его, он отказывается от всего Кодекса, а это, в свою очередь, означает, что Core не должно и не будет соблюдать Кодекс – ни один из его принципов – в отношении нарушителя. Таким образом, Core может предпринимать в отношении нарушивших Нулевой принцип любые действия, которые сочтет необходимыми. Но это не все.

Нулевой принцип имеет несколько существенных отличий от остальных четырех. Во-первых, он всегда имеет обратную силу. Кодекс был написан до Битвы Битв, но те преступления, за которые поплатились властители старого мира, были совершены еще раньше. Во-вторых, Нулевой принцип может применяться не только к индивидуумам, но и к группам и организациям. По сути дела, это означает, что, если очень значительное число представителей какой-либо группы, в самом широком смысле этого слова, систематически нарушает Кодекс, его действие в отношении этой группы может быть отменено или приостановлено. И, наконец, в-третьих, если кто-то нарушает Нулевой принцип ради собственной выгоды – а это почти всегда так, ответственность несет не только он сам, но и все, кому досталась значительная часть богатства, в первую очередь, родственники и все наследники, до бесконечности, если только они не пройдут процедуру отречения от своего наследства и от своего класса.

Когда кто-то нападает на вас, нарушая Первый принцип, вы имеете полное право и должны дать отпор без малейшего сочувствия атакующему. Если кто-то нарушил Нулевой принцип – Core начинает войну, классовую войну.

Когда вы поступили в университет Core, вы уже решили, какую сторону следует выбрать. А когда вы закончите обучение и станете членами Core, ваш выбор станет окончательным. Я знаю, что давно, в начале XX века, предки некоторых из вас тоже сделали такой выбор и сражались на стороне наших предшественников за лучший мир.

Есть замечательная книга – взгляд на события октября 1917 года в России американского журналиста Джона Рида: «Десять дней, которые потрясли мир». И там есть одна великолепная сцена, в которой слова, произнесенные необразованным, вполне возможно, даже неграмотным солдатом, стоят тысяч и тысяч страниц, измаранных его и нашими, на первый взгляд, высокоумными врагами.

– Есть два класса – пролетариат и буржуазия, – процитировала Алиса, – только два класса – и кто не за один класс, тот, значит, за другой...