7. Право творца

Пусть господствующие классы содрогаются перед Коммунистической Революцией. Пролетариям нечего в ней терять кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир.

К. Маркс, Ф. Энгельс. «Манифест коммунистической партии»


Это заседание Комитета, как и все предыдущие, частично происходило в режиме телеконференции – далеко не все члены Комитета могли прибыть в Гавану, некоторые из них находились за тысячи километров.

– Я прошу слова, – сказала Защитница Геи.

– Пожалуйста, – пригласил ее Предвидящий, – мы вас слушаем.

– Я бы хотела еще раз сказать о своем несогласии с политикой эскалации противостояния и ориентацией на вооруженное восстание, проводимой Советом, и объявить о своем выходе из состава Совета.

В зале, отчасти виртуальном, возник небольшой шум, впрочем, вскоре затихший.

– Ты был прав, учитель, – сказал Предвидящему по персональному каналу Черное Безмолвие, не являвшийся членом Комитета, но незримо наблюдавший за всеми его заседаниями.

– Да, это было предсказуемо. Попытка уходить от столкновения до последнего, даже если эта дорога ведет к гибели.

– Нам известно ваше мнение, – ответил Предвидящий, – и если вы не хотите участвовать в подготовке к Битве – а она неотвратима – вы, разумеется, можете уйти.

– Я бы хотела сосредоточиться на подготовке к эвакуации в Зеленый Союз.

– Это ваше право. Я хотел бы напомнить только об одном – если проиграем мы, Зеленый Союз обречен. Есть только один путь.

– Неизвестно. Но если вы победите, умрут десятки, может быть сотни тысяч людей.

– Миллионы, – поправил ее Предвидящий, – но если мы проиграем, от голода, болезней, нищеты и войн умрут в сотни раз больше. Более того, со времени Падения на одной только территории Советского суперсектора от действий капиталистов погибло намного больше людей, чем то число врагов, которых мы уничтожим.

– Это беспредметный спор, который повторяется снова и снова.

– Верно, – подтвердил Предвидящий, – поэтому оставим его. Предлагаю поставить вопрос на голосование членов Совета.

Прошла минута. Черное Безмолвие, уже традиционно – для членов Совета – занимавшийся подсчетом голосов и объявлявший результаты, сказал:

– Одиннадцать «за», один воздержавшийся.

– Хорошо, что Совет согласился, – сказала Защитница Геи, – потому что мое решение было окончательным вне зависимости от воли Совета. Вы можете избрать на вакантное место другого.

– Нет ли возражений членов Совета? – спросил Предвидящий.

Ответом была тишина. Многие члены Совета предвидели уход Защитницы Геи и отнеслись к нему с пониманием – и с облегчением.

– Теперь весь Совет состоит из членов Core, – заметил Черное Безмолвие, – кроме одного вакантного места.

– Кроме того, что теперь в него входишь и ты. А про освободившееся место – думаю, ты знаешь, кто его займет, – ответил Предвидящий.

– Не рано?

– Нет. Теперь мы все равно будем вынуждены сохранять режим строжайшей секретности.

...

Очередное заседание Совета было тайным и полностью происходило в Сети – все участники могли видеть друг друга за виртуальным столом, но эта картина была доступна только им одним.

– Вначале мы рассмотрим вопрос о вакантном месте в Совете, – начал заседание Предвидящий, – трое из нас предложили на это место кандидатуру Леди Звездный Свет. Есть ли у остальных членов Совета какие-либо принципиальные возражения?

– Вижу, что нет, – немного подождав, сказал Предвидящий, – тогда я ставлю на голосование вопрос об избрании Леди Звездный Свет членом Совета.

Прошло полминуты и Черное Безмолвие объявил:

– Голосование закончено. Результат: тринадцать «за». Единогласно.

– Добро пожаловать в члены Совета, Леди Звездный Свет! – поздравил ее Предвидящий.

– Спасибо за оказанное мне доверие! – поблагодарила Леди Звездный Свет Совет, членом которого она стала.

– И еще, – продолжил Предвидящий, – теперь наш Совет в полном составе – все тринадцать – и все его члены являются членами Core. Я предлагаю впредь именовать этот состав Первым Советом Core. Думаю, возражений не будет.

Возражений не последовало.

...

Телеконференция, происходящая в Сети между членами Первого Совета, разделенными многими тысячами километров, не была чем-то необычным, но сейчас обсуждались сведения, полученные почти из самого логова врага.

– Источник, внедренный в Агентство, получил весьма интересную запись разговора, – сказал Черное Безмолвие.

– Кажется, я догадываюсь, что там, – ответил Предвидящий, – часть наших планов стала известна. Впрочем, теперь это уже не имеет решающего значения.

– Совершенно верно, – подтвердил Черное Безмолвие, – кое-о чем они узнали. Но это их уже не спасет.

– А что с кораблем? – спросила Леди Звездный Свет.

– Ничего. Они не знают, – сказал Черное Безмолвие.

– Отлично, – тоном, полным удовлетворения, ответила Леди Звездный Свет.

– Но давайте послушаем, – предложил Черное Безмолвие и пустил запись.

Это был фрагмент доклада, который делал директору Агентства глава подразделения, официально именовавшегося группой по противодействию терроризму, но в реальности предназначенного для борьбы с любыми реальными, а не мнимыми, противниками капиталистической системы.

– У меня плохие новости, связанные с проектом «Оракул». Тем самым, который, якобы, был закрыт пять лет назад, – сообщил глава группы.

– Но он же был полностью прекращен, а все материалы по нему уничтожены, – заметил директор, – вы один из немногих, кто вообще знает о его существовании.

Последняя фраза была ложью – о существовании проекта знали в том числе и те, кого не удалось найти и «нейтрализовать» после его закрытия, но они, как надеялся директор, никогда не представляли себе общей картины. Тем не менее, в последней фразе директора сквозило плохо скрываемое беспокойство.

– Похоже, он не совсем ... прекращен. Он действует. Есть основания полагать, что произошла ... масштабная утечка данных, – докладчик явно не слишком хорошо подготовился и не сразу подбирал слова.

– Вы имеете в виду исходные коды? Насколько масштабная? – директор знал, что мелкие утечки имели место на протяжении всего проекта, но это его не слишком волновало. Главное, чтобы не узнали всего...

– Насколько я понимаю, были похищены все исходные коды. Но это только верхушка айсберга. Уже после включения системы произошла утечка всех (я не слишком разбираюсь в технических тонкостях) параметров программы. По сути дела ... был скопирован сам искусственный интеллект ... со всей уже собранной им информацией.

Директор на пару секунд замолчал, осмысливая масштабы сказанного.

– Если это правда, это катастрофа даже не национального, а планетарного масштаба. Вы понимаете, что случится, когда заказчики об этом узнают? А если его запустят где-то в другом месте, со всеми данными? О том, что к нему может получить доступ Южноамериканский Социалистический Союз, даже думать не хочется.

– Похоже, что катастрофа неизбежна. Когда я сказал, что проект действует, я имел в виду, что, насколько мы знаем, его уже запустили снова.

Как? Кто его запустил? Ведущие разработчики, имевшие представление о проекте в целом, были ликвидированы!

– Есть сведения, что все трое ведущих разработчиков живы и работают над ним дальше.

– Все трое? Но двоих нейтрализовали, а третий умер сам!

– Да, все трое – включая того старика-консультанта, который, видимо, вовсе не собирался умирать.

– Но, насколько я помню, мне сообщили, что на месте взрыва нашли обгоревшие останки и идентифицировали их по ДНК.

– По всей видимости это были не их останки. Они сгорели так, что там не осталось биологического материала для идентификации. А те пятна крови, из которых получали ДНК, думается, оставили намеренно.

– А старик?

– У нас есть основания полагать, что это та самая таинственная личность из Core, кого называют «Предвидящий».

Директор снова замолчал на некоторое время, осознавая истинный размах постигшей Агентство и его спонсоров катастрофы.

– То есть проект «Оракул» в руках Core, целиком? – спросил он неожиданно слабым голосом.

– Да.

– Черт возьми, его необходимо уничтожить! – теперь директор почти кричал, – вам уже известно, где находится компьютер, на котором запущена программа ИИ?

– Есть только предположения. Возможно, он в Каракасе. Или в Гаване.

Возможно!? Немедленно приступите к поиску физического местонахождения! Этой операции присваивается наивысший приоритет. Докладывать мне каждые двенадцать часов. И соберите всю информацию про этого проклятого старика!

Запись закончилась.

– Итак, они знают о нашем, так сказать, «воскрешении», – заметил Предвидящий, – не то, чтобы это было совсем неожиданно...

– Но назвать их тугодумами, пожалуй, можно, – с легкой усмешкой заметила Леди Звездный Свет.

– Насколько я понимаю, они не остановятся перед тем, чтобы испепелить город с миллионным населением в попытке уничтожить меня, – сказал Черное Безмолвие.

– Они не остановятся ни перед чем. Это агония старой реальности, но она может оказаться страшной. Придется принимать меры. Во-первых, похоже, пришло время отобрать у них их самое страшное оружие.

– Все коды у нас, – включилась в разговор Леди Звездный Свет, – можно приступать к операции хоть сейчас.

– Осуществляем план «Ошибка на миллиард»? – спросил Предвидящий.

– Да, имитация потери управления сейчас будет выглядеть лучше всего, – ответила Леди Звездный Свет.

– Правильно, – согласился Предвидящий, – сбить его им все равно нечем, но показывать, что корабль у нас, слишком рано.

– Нужно подумать и об огромных запасах баллистических ракет наземного и морского базирования, которые мы не контролируем, – вступил в разговор Команданте.

– Разумеется. Это вторая часть. Необходимо немедленно проинформировать наших товарищей в Южноамериканском Социалистическом Союзе и начать операцию маскировки. Думаю, Команданте, эту задачу лучше всего поручить вам.

– Согласен. Черное Безмолвие, – обратился к искусственному интеллекту Команданте, – когда ты сможешь перераспределить потоки данных?

– Я уже начал это делать, – ответил Черное Безмолвие, – и я планирую закончить в течение суток.

– Тогда переходим ко второму вопросу, – продолжил Предвидящий, – похоже, что в Комитете завелся крот.

– Но записанный разговор, как я понимаю, никак с ним не связан, – включился в разговор Несущий Бурю.

– Нет, – подтвердил Предвидящий, – к счастью, Комитет слишком мало знает о Черном Безмолвии и обо мне, и ничего – о корабле. Но ему известен курс на восстание и, похоже, кто-то упорно ищет информацию о сроках, чтобы передать ее врагам.

– Я проанализирую все имеющиеся протоколы заседаний, записи разговоров и информацию о перемещениях, – предложил Черное Безмолвие.

– Да, именно это я хотел предложить тебе. Предателя нужно найти, и чем быстрее, тем лучше.

...

Это был дальний угол парка, неухоженный и заросший – последнего садовника уволили еще несколько лет назад, а сюда он не добирался, даже когда еще работал. Второй агент вытащил терминал. Связи с сетью не было. Агент включил специальный режим – ближайшая вышка связи не отвечала. Похоже, местные компании «оптимизировали» не только расходы на садовника – типичная картина для стран, проводящих реформы, рекомендованные определенными международными финансовыми организациями...

Информатор появился точно вовремя, хотя и озирался по сторонам. Он произнес условленную фразу, но первый агент даже не успел сказать отзыв. Одновременно раздались два приглушенных выстрела, похожих на хлопки, и оба агента рухнули на траву с простреленными головами.

– Не пытайтесь бежать, если не хотите получить пулю в ногу, – произнес голос из-за спины, – поднимите руки вверх и повернитесь.

Информатор повиновался и медленно повернулся на месте. Перед ним стоял человек в камуфляже, почти сливавшемся с растительностью парка. В руке у человека был пистолет новейшей модели с электронным прицелом, на лице – большие темные очки с дисплеем.

– Вы арестованы за нарушение Нулевого принципа Кодекса Core.

...

На этот раз Первый Совет взял на себя новую функцию. Потом Верховный Трибунал Core станет отдельным органом, но сейчас Совет выступал в его роли.

– И что же вам пообещали за предательство? Правда, я предполагаю, что – здесь выбор невелик. Но сколько? – спросил Предвидящий.

– Миллион, переведенный на счет в одном швейцарском банке, открытый на мое новое имя. И документы на это имя.

– Миллион на счету? – Предвидящий слегка усмехнулся, – я мог бы предложить вам через две недели десять миллионов. Или сто. Какая разница, сколько нулей хранить в базе данных, если через две недели эти виртуальные нули будут значить очень мало – причем чем их больше, тем ничтожнее будет их ценность.

Обвиняемый молчал.

– А новые документы... – продолжал Предвидящий, – сейчас они уже не помогут. Современные программы сбора данных и искусственного интеллекта – да и не только современные, а те, которые, помнится, были еще в начала века – уже не обмануть.

Обвиняемый продолжал молчать.

– За миллион виртуальных денежных знаков, которые потеряют свою ценность уже в этом месяце, вы продали право участия в величайшей революции в истории человечества. Но вы продали не только свое будущее. Вы хотели пожертвовать будущим миллиардов людей – тех, кто живет сейчас, и тех, даже кто еще не родился, – ради собственного комфорта, причем недолгого. Предательство такого рода – это, наверное, самое чудовищное преступление, какое только можно совершить, и самое страшное нарушение Нулевого принципа нашего Кодекса. Помнится, Филипп II Македонский говорил, что осел, груженный золотом, возьмет неприступную крепость. Мы должны помнить об этом и безжалостно карать предателей – до тех пор, пока золото не потеряет навсегда свое влияние. Думаю, у Совета нет сомнений.

– Сомнений действительно нет, – сказала Леди Звездный Свет, – и, хотя сейчас в опасности находятся жизни многих миллионов, нет нужды вспоминать о том, что можно наказать невиновного. Все предельно ясно.

– Наказание известно, и Совет должен вынести решение немедленно, – сказал Предвидящий.

– Я прошу членов Совета проголосовать, – произнес Черное Безмолвие.

Прошло не более десяти секунд и Черное Безмолвие объявил результат.

– Принято единогласно.

– Приговор должен быть приведен в исполнение в течение пяти минут, – заявил Предвидящий.

– Мне хотя бы дадут сказать слово ... последнее ...

– Нет, – ответил Предвидящий.

Двое бойцов Черного Легиона, вооруженные один – пистолетом-пулеметом, другой – старинным автоматом Калашникова, похоже, еще советского производства, взяли обвиняемого под руки и почти что вытащили его за дверь, во внутренний дворик. Спустя минуту одновременно прозвучали две короткие очереди.

– Приговор приведен в исполнение, – провозгласил Черное Безмолвие.

...

– Наш источник в Агентстве передал еще одну запись, – сказал Черное Безмолвие, – похоже, там начинается настоящая паника.

– Это просто отлично, – заметил Предвидящий, – давайте послушаем.

Разговор начался почти сразу – похоже, увидев сигнал вызова от главы группы, директор ответил немедленно.

– У меня плохие новости.

Опять?

– Увы, да. Во-первых, я не уверен в самой возможности ликвидации ИИ. Похоже, они сделали его распределенным.

– Насколько я помню, сетевая структура была заложена еще при разработке, на тот случай, если один компьютер может выйти – или быть выведен – из строя. Они что, использовали ее?

– Да, у них же вся информация о проекте. Теперь эта особенность играет против нас.

– И где распределен ИИ? – спросил директор.

– Мы ... не знаем. Судя по сигналам, разные части могут быть на разных континентах или...

– Или где?

– За пределами Земли.

– Комитет по исследованию Луны, – презрительно сказал директор, – я никогда не доверял этим ученым...

– Возможно, это не Луна. Или не только Луна.

– Марс?! Но там только маленькая база. Хотя ... мы вообще знаем, что там происходит?

– Это ... непростой вопрос. Похоже, ИИ может контролировать каналы связи с Марсом. И тогда мы вообще не знаем, что там творится на самом деле.

– Получается, что мы не можем его ликвидировать.

– В ближайшее время – нет. Поэтому я думаю, что вторая новость, хоть она и плохая, не делает ситуацию хуже.

– А что случилось?

– Системы управления кораблем временно не функционируют. Технические проблемы. Их должны исправить через несколько дней.

– Несколько дней? Что там происходит? Это может быть саботаж. Где главный разработчик?

– Она в отпуске, но с ней уже связались. Она подтвердила, что это чисто техническая ошибка. Похоже, как всегда, виноваты программисты.

– Я, конечно, не очень доверяю всем этим инженерам, но подождем. Видимо, в ближайшее время корабль нам действительно не понадобится. Без информации о местонахождении ИИ – по крайней мере, с точностью до района города – нам не дадут санкции на применение ядерного оружия.

Запись закончилась.

– Разумеется, во всем виноваты программисты, – с легкой усмешкой заметил Предвидящий, – а также ученые и инженеры. И при этом мысль от том, чтобы превратить в руины целый город ради уничтожения Черного Безмолвия, отнюдь не кажется им неподходящей. Незамутненное классовое сознание во всей своей красе...

– А ведь некоторые представители правящего класса будут искренне удивляться – за что?

– Да, так же, как в начале XX века, – подтвердил Предвидящий, – они снова ничего не поняли и ничему не научились.

...

В северном полушарии планеты Земля стояла осень – середина октября. Первый Совет Core собрался – виртуально – на новое заседание – заседание, на котором должно было быть принято окончательное решение.

– Сегодня на повестке дня у нас только один вопрос, – начал Предвидящий.

– Какова вероятность успеха? – спросил Несущий Бурю.

– Текущая оценка – 97 процентов, – тут же откликнулся Черное Безмолвие.

– Она зависит от того, что произойдет в ближайшие дни, – сказал Предвидящий, – важно, чтобы никто не выступил раньше начала операций «Звездопад» и «Вакцина».

– Все местные организации ждут, – сказал Команданте.

– Осталось только принять решение относительно даты, – сказал Предвидящий, – корабль уже готов и я отправляюсь туда завтра.

– Насколько безопасно делать это сейчас? – спросил Несущий Бурю.

– Настолько, насколько это вообще возможно, – ответила Леди Звездный Свет, – наземная станция под нашим полным контролем.

– Тогда действительно осталось назначить день, – согласился Несущий Бурю.

– Черное Безмолвие, каково твое предложение? – спросил Предвидящий.

Искусственный интеллект даже не назвал, а показал дату, причем зашифрованную кодом, известным лишь тринадцати членам Первого Совета. Никто во всем мире не мог подслушать этот разговор, но даже если бы это удалось – узнать дату грядущей Битвы Битв было бы невозможно.

– Я хотел предложить тот же самый день, – подтвердил Предвидящий, – думаю, осталось лишь проголосовать – если, конечно, нет других предложений.

Других предложений не последовало. Прошло меньше минуты и Черное Безмолвие объявил результат, опять-таки шифром – решение, принятое единогласно.

...

Черное Безмолвие получил запись еще одного разговора, но сказанное как, впрочем, и то, что его услышали в Первом Совете, уже ничего не могло изменить.

– Мы потеряли корабль, – неестественно слабым голосом доложил директору глава подразделения.

– Какой корабль? – не сразу понял директор.

Тот самый корабль. Насколько мы понимаем, он в руках Core. Главный разработчик работает на них – и, похоже, очень давно.

Директор молчал. Потом глухим голосом он произнес:

– Это конец. Если у них есть ИИ и новейшее ядерное оружие...

– Они будут шантажировать нас?

– Шантажировать? Если бы... Они хотят уничтожить существующий порядок вещей. Полностью.

...

Это было еще одно заседание Комитета. Предчувствие неотвратимой и скорой бури висело в воздухе и сейчас все ждали выступления председателя Совета.

Заседание, как и большинство предыдущих, было в значительной степени виртуальным – хотя старинный, в форме амфитеатра, зал казался полупустым, незримо в нем присутствовало едва ли не больше людей, чем могло уместиться в реальности. Лишь секунду назад место за кафедрой докладчика было пустым, но сейчас воздух, казалось, слегка замерцал и через мгновение за кафедрой возникла фигура человека, одетого в черный, как безлунная ночь, длинный плащ. Лицо его, казалось, не имело возраста и лишь белые, как свежевыпавший снег, волосы, обрамлявшие лицо и спускавшиеся почти до плеч, издалека придавали ему облик древнего старца.

– Моя речь будет недолгой, – произнес Предвидящий.

В зале воцарилась мертвая тишина.

– Первый Совет Core принял решение и теперь я извещаю о нем Комитет. Мы долго ждали, мы спорили и сомневались, но теперь колебаниям нет места. Промедление смерти подобно.

Раздались возгласы радости и лишь один из членов Комитета задал вопрос, ответ на который, похоже, был известен всем:

– Компромисс невозможен?

– Разумеется, нет. Я говорил об этом и год, и десять, и пятьдесят лет назад, а еще раньше об этом говорили наши предшественники. Капитализм должен быть уничтожен.

– Но ... когда?

– Теперь это уже не секрет. На часах в Южноамериканском Социалистическом Союзе вечер, но над планетой уже встает новое утро – утро дня, который останется в веках. Комитеты на местах – вы можете начинать. Капитализм должен умереть. Настал день Битвы!

Теперь отдельные возгласы слились во всеобщий голос одобрения и радости, рев, заглушивший отдельные робкие слова сомнения – и громче всех на фоне остальных звучало могучее русское «ура!»

...

Это было, вероятно, самое страшное оружие, созданное крупнейшей империалистической державой, чтобы иметь возможность нанести удар по любой точке планеты. Боевой космический корабль, снабженный ядерным двигателем и имеющий огромные возможности для полета и маневрирования, недоступные быстро устаревающим химическим ракетам. Двадцать стратегических ракет с разделяющимися термоядерными боеголовками, с системами маневрирования, способными преодолеть практически любую систему противоракетной обороны. Собственная лазерная система защиты от вражеских ракет. Экипаж из пяти человек.

Сейчас на борту должны были быть только трое, и один из них, уже занявший свое место, присутствовал там, как, впрочем, и в любом другом месте, лишь частично.

Легкая, едва ощутимая сила начала прижимать тело Предвидящего к креслу. «Разрушитель реальности» плавно отошел от стыковочного рукава, слегка ускоряясь.

– Начинаю корректировку орбиты, – раздался голос Черного Безмолвия.

В течение следующих нескольких минут двигатели боевого крейсера несколько раз включались и снова замолкали, переводя корабль с геостационарной на более низкую орбиту. Наконец переход завершился и «Разрушитель реальности» теперь летел над темной Землей навстречу Солнцу.

Точки на двоичных часах гасли и загорались, образуя причудливую для непосвященного взгляда мозаику огней, время текло, приближаясь к полуночи по Гринвичу.

Предвидящий сидел на месте командира корабля, почти утопая в эргономичном кресле, слишком просторном для его маленькой сутулой фигуры. Небольшая мягкая игрушка, старинная, каких не делали уже больше полувека, уютно устроилась на широком подлокотнике, тонкие длинные пальцы Предвидящего нежно гладили пушистый мех, который, казалось, ничуть не пострадал от времени. И тот, кто сидел в кресле, подобно своему маленькому спутнику, казался одновременно еще молодым и в то же время безмерно старым. Лицо его несло на себе печать глубокой скорби, печать воспоминаний от том, чего уже не вернуть, и в то же время выражение непреодолимой решимости.

– Ракеты готовы к старту, – голос Черного Безмолвия прозвучал в почти полной тишине, нарушаемой едва слышным шелестом системы кондиционирования.

– Отлично. Ты знаешь, что делать, – и, сказав это, Предвидящий перекинул небольшой красный рычажок на пульте управления.

– Начинаю отсчет. Запуск в ноль часов по Гринвичу, одна минута до запуска.

Точки на часах гасли и загорались, отражая бег секунд, и вот наконец все они исчезли – ноль часов, ноль минут. Легкий, едва заметный толчок сотряс корпус корабля, когда первая ракета отсоединилась от пилона и включила двигатель.

Предвидящий смотрел на экран, воспроизводящий вид со всех сторон корабля, и на лице его была слабая, почти незаметная, но настоящая улыбка. За кормой еще был виден закат, а впереди показалась полоска солнечного света – рассвет нового дня. И ракеты рванулись навстречу рассвету, неся с собой зарю нового мира!