VII. Мир, каким он должен быть

В будущем не станет обыкновенных людей. На Земле будет жить пять миллиардов исключительных, знаменитых, одарённых людей.

К. Булычев. «Сто лет тому вперед»


Наступил декабрь и в Северо-Западном секторе стояла настоящая зима. Снег укрыл пушистым белым ковром газоны и лужайки в парках, на фоне которого чернели лишь идеально вычищенные дорожки, над состоянием которых день и ночь трудились роботы-уборщики. Озеро, на которое открывался вид из окон одноименного жилого комплекса «Вид на озеро», по краям подернулось льдом. Но в зданиях, переходах между ними и под куполами было тепло и комфортно, как летом.

Осенний семестр заканчивался, как и заведено в университетах еще в незапамятные времена, экзаменами. Разумеется, промежуточный контроль знаний проходил в течение всего семестра и студенты примерно знали, что их ждет впереди, а преподаватели и старшекурсники подтверждали – если вы хорошо учились все эти месяцы, бояться экзаменов не стоит – но волнение было – еще бы, первые экзамены в университете!

Четверо друзей старались не зря и результаты оказались великолепными. Роберт прямо-таки светился, а иногда в самом буквальном смысле прыгал от радости после экзаменов – все оценки его знаний были не ниже девяноста процентов, а это означало, что он не просто усвоил программу, но стал настоящим отличником учебы. Александр немного расстроился, получив по общей физике 89 процентов, но друзья быстро его успокоили – 100 процентов по этому экзамену за все время получали только два человека и сейчас они уже имели ученые степени: один – по физике элементарных частиц, другой – по космологии. Ирина, получившая за этот экзамен те же 89 процентов, сразу сказала, что это отличный результат, тем более что средние баллы Александра и Ирины уверенно помещали их в ряды отличников. Алиса улыбалась и вообще выглядела очень довольной. Она была совершенно уверена, что сдаст экзамены хорошо, но ее оценки оказались не просто отличными – средний балл был одним из самых высоких во всем университете!

Теперь впереди были длинные зимние каникулы, и планы на них уже были составлены. Александр и Ирина отправлялись в путешествие на Луну, ставшее в последние годы для студентов, интересующихся космосом, не таким уж и экзотическим. Новый год они собирались встретить в Архимеде, крупном лунном поселении, выстроенном в одноименном кратере.

Роберт собирался на остров, где он родился и вырос. В Зеленом Союзе, хотя он и был обществом, в котором религия играла незначительную роль, Рождество – или дни зимнего солнцестояния – оставалось традиционным семейным праздником. Роберт хотел встретить его с родителями и заранее заказал себе поездку на остров. Чтобы не терять времени, он сначала должен был лететь на обычном для Core межконтинентальном авиалайнере, а потом добираться до Зеленого Союза на маленьком самолете.

Обратный путь был похож, с той лишь разницей, что лайнер должен был доставить Роберта в Викторию, к подножию космического лифта. Ведь вторая, большая, часть каникул была отведена для путешествия на Главную Станцию – путешествия, билеты на которое были одним из немногих строго нормируемых ресурсов в Core, поскольку пропускной способности лифта было недостаточно для всех желающих. Тем не менее, студентам, в особенности путешествующим за пределы Земли впервые, всегда шли навстречу. Идея побывать на Неподвижной Звезде никогда не покидала Роберта, а теперь, как оказалось, он мог отправиться туда не один.

Алиса тоже собралась подняться на космическую станцию, хотя она однажды уже и бывала там. Полет на Луну решили отложить до летних каникул – на него просто не хватило бы времени. Станция сама по себе была рукотворным чудом, посмотреть на которое было не менее интересно, чем на поселения на Луне. А еще Алиса говорила, что там можно кое с кем встретиться, но таинственно опускала подробности.

Зеленый Союз менялся. В сентябре Роберт посылал родителям письма с фотографиями (электронные, конечно), которые добирались до внутренней сети острова несколько минут – невероятно долгий срок для компьютеров. В октябре он мог поговорить с родителями через Сеть – остров теперь был подключен к ней напрямую. В ноябре он мог не только поговорить, но и увидеться с родителями – на остров отправили партию новейших компьютеров и портативных терминалов, которые предоставляли и возможности видеосвязи, прочно забытые в Зеленом Союзе.

Комитет по контактам и Стражи прогресса продолжали свою невидимую для большинства людей работу. Совет Зеленого Союза заседал изо дня в день, пытаясь решить, в каком направлении двигаться дальше. Зеленый Союз менялся...

Наступил конец декабря. Монорельс быстро доставил Роберта от университетской станции до аэропорта Ленинграда. Ориентироваться в громадном здании было несложно, ведь к его услугам всегда были подсказки портативного терминала, а процедура посадки на самолет была предельно простой – Роберт находился под защитой Core и путешествовал на самолете Core, так что единственная проверка оказалась быстрой и несложной.

Авиалайнер, на который собирался сесть Роберт, был огромен, далеко превосходя любые аппараты, строившиеся до Битвы Битв. Никаких тесных рядов кресел, в которых даже человеку скромной комплекции некуда девать локти – внутри было почти так же просторно, как в вагоне маглева. Светлый интерьер, удобные широкие кресла, прекрасный вид из иллюминатора – Роберту досталось место у окна. Он летел на самолете второй раз в жизни, но во время его транспортировки из Грин Хиллс в больницу города Виктория на гиперзвуковом челноке он мирно спал и ничего не видел и не слышал, так что этот полет можно было считать первым. Тем не менее, страха Роберт не испытывал – техника Core славилась своей непревзойденной надежностью – и с удовольствием смотрел в иллюминатор на проплывающие внизу облака и Землю.

Сначала внизу не было ничего интересного – обычная для русской зимы сплошная облачность застилала практически все. Лишь когда самолет добрался до низовья Волги, под крылом мелькнула водяная лента великой реки, а потом впереди раскинулись воды Каспия. После внизу потянулись кажущиеся бесконечными пески пустыни Каракумы, среди которых сверкали свежей зеленью небольшие городки, активно строящиеся здесь после Битвы Битв.

Ближе к вечеру впереди выросли хребты западного Гиндукуша. Когда самолет добрался до Инда, солнце уже садилось. Южные сумерки были недолгими и теперь внизу были видны лишь россыпи огней на черном бархате Земли. Весь полет занял больше десяти часов – гигантский лайнер не был сверхзвуковым. Роберт отправился ночевать в гостиницу при аэропорте – завтра рано утром он должен был лететь в Зеленый Союз.

Утром Роберт (несколько не выспавшийся и поэтому слегка рассеянный) прошел на этот раз довольно сложную процедуру проверки документов, билетов и багажа и наконец сел в маленький и немного смешной самолетик с винтом на носу, который, кроме него, вез всего двух пассажиров – но и это было очень много по сравнению с тем, что происходило всего полгода назад.

Полет занял почти три часа и был менее приятным, чем путешествие на громадном авиалайнере – самолетик громко жужжал двигателем и периодически проваливался в воздушные ямы. Хорошо, что фармацевтика Core, кроме всего прочего, создала и препараты для борьбы с укачиванием – Роберт не знал, подвержен ли он этому недугу, но таблетку на всякий случай выпил.

Аэродром Грин Хиллс был все таким же, каким покинул его Роберт ушедшим летом, но он стал гораздо более оживленным. Смешной маленький самолетик, на котором прилетел Роберт, был не единственным – около здания терминала стояло еще два таких же летательных аппарата. Зеленый Союз менялся...

Его, конечно, встречали родители – почти на том же самом месте, где его, больного, погрузили в медицинский транспорт полгода назад. Дорога до дома была недолгой, и вскоре можно было начинать готовится к празднику – ведь наступило 25 декабря.

Это был традиционный семейный ужин, с индейкой в качестве основного блюда (эти птицы прекрасно прижились на острове, а вегетарианской диеты, хотя она и была популярна в Зеленом Союзе, придерживались далеко не все) и сладким пирогом на десерт – и с рассказами. Пусть он, находясь в университете, писал и говорил обо многом, но это была лишь маленькая доля впечатлений...

Следующий день Роберт был дома, они все вместе гуляли по знакомым дорожкам Грин Хиллс и в саду. А вечером, когда наступила темнота и в небе начали появляться звезды, он, как когда-то, взял в руки старый бинокль и посмотрел на Неподвижную Звезду. Всего через три дня он окажется там.

В Зеленом Союзе уже близилась полночь, когда терминал Роберта сообщил о входящем вызове. Роберт ответил, и на экране появилась Алиса на фоне ярко освещенных пирамид Гизы – добравшись на маглеве до Каира, она решила посвятить вечер осмотру достопримечательностей.

После рассказов о впечатлениях: у Роберта – о полете над почти половиной Евразии и о Зеленом Союзе, у Алисы – о египетских древностях, они решили еще раз договориться относительно послезавтрашнего утра. Роберт подтвердил, что прилетит в Викторию утром.

– Я приеду завтра вечером, а послезавтра утром встречу тебя на станции монорельса в аэропорту, – ответила Алиса, – у нас будет немного времени, чтобы погулять по городу.

– Отлично! – Роберту явно понравилась эта идея.

– Да ... и еще одно, – добавила Алиса, – очень возможно, что завтра утром тебя пригласят на встречу.

На следующее утро, в день перед отлетом, Роберт действительно получил приглашение придти в Совет Зеленого Союза – неожиданное, но только отчасти...

Нынешний председатель Совета, пожилой добродушный мужчина несколько полноватой комплекции, занял этот пост четыре года назад, после того, как не стало Защитницы Геи, основательницы Зеленого Союза.

Тема разговора оказалась именно такой, какую предполагал Роберт – Зеленый Союз менялся...

– Твой отъезд, Роберт – говорил председатель, – точнее, твое спасение, стал, вероятно, последним толчком, запустившим череду изменений. Они, конечно, когда-нибудь начались бы в любом случае – я предполагал их возможность больше десятилетия назад – но ты стал своего рода катализатором. Многие из тех впечатлений о Core, о которых ты рассказывал в своих письмах и разговорах, теперь обсуждаются по всему острову. И уже есть те, кто хотел бы последовать твоему примеру.

– Лучшие ученики теперь хотят поступить в университет Core? – Роберту было нетрудно догадаться об их желаниях.

– Да, хотят. Думаю, теперь судьба Зеленого Союза решена. Совет скоро будет голосовать за ассоциацию с Core.

– Статус Ассоциированной территории?

– Да. Мы никогда не нарушали Договора, а наш уровень жизни достаточно высок – отстают лишь технологии, но для Core поднять наш маленький остров до нужного уровня – задача на один квартал, не более. Кончено, многие наши принципы останутся в силе – в той мере, в какой они не нарушают Кодекса. Перед Битвой Битв мы избрали другой путь ... но, как выяснилось, он ведет в тупик.

– «Есть только один путь», – произнес Роберт хорошо знакомую цитату, которую бесчисленное число раз вспоминали до него по всей Земле.

– Когда будет известен результат голосования? – спросил он.

– Думаю, через три-четыре часа. И в случае положительного исхода – а я думаю, что он будет именно таким – у меня будет к тебе предложение. Будущие студенты из Зеленого Союза хотели бы узнать о жизни и учебе в Core как можно больше. Лучше, если они получат эти знания из первых рук. Например, можно было бы организовать несколько видеоконференций со студентами Северо-Западного университета. Конечно, как я понял из того, что мне рассказали, в этом будешь участвовать не только ты...

– Я ... подумаю.

Вечером Роберт, приехав на аэродром, стал ждать посадки все в тот же маленький самолетик. Взглянув на экран портативного терминала, он прочитал адресованное ему сообщение. Результат голосования оказался таким, как и предполагалось, но это не уменьшило радости Роберта. Совет Зеленого Союза принял решение начать процесс вхождения в Core в качестве Ассоциированной территории. И, разумеется, этот процесс уже наверняка был одобрен с другой стороны... Теперь его родной остров станет частью Core, он уже подключен к сети и можно хоть каждый день беседовать с родителями. А завтра он отправится в космос.

Полет в Викторию большей частью проходил ночью, был несколько менее длинным и теперь даже немножко скучным – удивительно, думал Роберт, как он привыкает к вещам, которые еще год назад казались немыслимыми. Пока авиалайнер, такой же большой и комфортабельный, как тот, на котором Роберт летел из Ленинграда, пересекал Индийский океан в ночной темноте, Роберт спокойно спал в уютном кресле. Забрезжил рассвет и впереди показалось африканское побережье. Через некоторое время по правому борту появилась гора Кения, и вскоре самолет пошел на снижение и приземлился в аэропорту Виктории, на берегу одноименного озера. Роберт направился к станции монорельса, взглянул на портативный терминал и ускорил шаг.

Алиса ждала его на станции.

– Пойдем, очередной поезд как раз прибывает.

Они вышли из вагона монорельса на главной станции города. Было позднее утро, не слишком жаркое, несмотря на тропики – город находился на высоте более километра над уровнем моря. На центральной площади было довольно людно, но не шумно, а на некоторых из расходящихся от нее дорожках и вовсе царила тишина, прерываемая лишь голосами птиц. Здесь не было слышно рычания автомобилей, их в Виктории, как и почти во всех городах Core, просто не было, а капсулы персонального автоматического транспорта, движущиеся дорожки и поезда монорельсовой дороги перемещались почти бесшумно, производя лишь легкий шелест.

Даже в Core, где старые национальные границы не значили почти ничего, Виктория выделялась своей космополитичностью. Здесь, рядом с наземной станцией космического лифта, можно было встретить жителей всех уголков Земли и всех населенных небесных тел Солнечной системы, разговаривающих на десятках языков.

Роберт и Алиса направились к одной из тихих дорожек, вдоль которой, казалось, цвело буквально все – и деревья, и кустарники. По бокам росли пышные кусты гибискуса разных видов, с цветами нескольких оттенков, от белого до розового и светло-красного. Раскидистые африканские тюльпанные деревья с темно-зеленой листвой и большими красными цветами располагались дальше, на газоне. Ажурные колонны фонарей были увиты цветущими лианами – кампсисами, усыпанными гроздьями воронкообразных оранжевых цветов, и соландрами с роскошными золотистыми чашами посреди больших темно-зеленых овальных листьев. Чуть дальше гибискусы сменялись благоухающими кустами кремовых и красных роз, чудесный аромат которых наполнял воздух.

Торопиться было некуда, и они просто гуляли, беседуя. Дорожка привела их к небольшому кафе, как раз немногим позже полудня. Роберт уже не раз бывал в этом маленьком кафе, полгода назад, когда он проходил подготовительные курсы, и даже сидел именно за этим столиком. Правда, существенная разница заключалась в том, что теперь второе кресло за уютным столиком для двоих не пустовало...

После обеда пришло время отправляться на станцию космического лифта. Поездка на монорельсе была недолгой. Вид пятигранной пирамиды наземной станции, возвышающейся над городом, захватывал дух. Внутри пирамиды лифт доставил Роберта и Алису на верхний этаж пирамиды, и они вышли на смотровую площадку, дожидаясь другого лифта – предназначенного только для пассажиров, отправляющихся на космическую станцию, и доставляющего их к месту посадки в транспорт собственно космического лифта, на вершине гигантского многокилометрового конуса.

– Я, кстати, не была на этой площадке днем, – заметила Алиса, – я приехала на лифте ночью. В темноте вид отсюда великолепен, но днем он не хуже.

– Да. Хорошо, что у меня нет боязни высоты, хотя я и вырос на острове, возвышающемся над водой максимум на сотню метров. Ты ей, похоже, тоже не страдаешь.

– Нет, я рассказывала, что еще в школе была на экскурсии в долинах Маринер. Тебе точно стоит их увидеть, – ответила Алиса.

– Думаешь, мне когда-нибудь удастся попасть на Марс?

– Я в этом не сомневаюсь. В нашем мире можно и помечтать.

Вскоре пришло время посадки в кабину лифта, поднимающегося на вершину конуса. Для этого автоматам, контролирующим вход в кабину, пришлось предъявить билеты до космической станции – случайных посетителей сюда уже не пускали. Конструкция лифта была не слишком сложной – легкая и просторная кабина с рядами кресел, напоминающих самолетные, полностью герметичная – ведь ей предстояло путешествие в стратосферу.

Подъем внутри гигантского конуса оказался не слишком интересным – хотя его стенки и были почти прозрачными, разглядеть что-нибудь было сложно.

– Подожди, пока мы не сядем в космический лифт, – сказала Алиса, – вид из транспорта, поднимающегося по тросу, ничем не загорожен, и там есть прекрасная обзорная галерея.

Лифт, преодолев систему шлюзов, пристыковался к трубе-переходу – теперь вокруг были герметичные переходы, шлюзы, двойные двери, ведь атмосфера за пределами конуса была более разреженной, чем на терраформируемом Марсе!

Автомат еще раз проверил билеты и личности путешественников, и они прошли в транспорт космического лифта. Путешествие длиной в 35 тысяч километров было достаточно долгим и в лифте имелись пусть и очень небольшие, но отдельные каюты.

Транспорт был довольно тесным – чтобы повысить пропускную способность и увеличить число транспортов, одновременно движущихся по лентам, их вес приходилось снижать всеми доступными средствами. Каюты представляли собой узкие купе – кровать, небольшой шкаф и полка, иллюминатор, в котором было видно сине-черное небо со звездами, дверь в маленький душ – вот и все. Завтрак, обед и ужин здесь подавали в небольшом ресторане.

Лифт начал свой долгий подъем. Для того, чтобы не создавать значительных перегрузок – ни для кабеля, ни для пассажиров – он набирал скорость почти незаметно. Роберт и Алиса почти сразу отправились в смотровую галерею, расположенную вдоль внешней стороны транспорта, обращенной от троса, с почти целиком прозрачной стеной. Ближе к ночи ее должна была закрыть штора из специального материала, защищающего от высокоэнергетических частиц – транспорту предстояло пройти через радиационные пояса.

Роберт почти не отрываясь смотрел на открывающийся за пределами транспорта вид. Космос! Почти сразу после отправления транспорт пересек линию Кармана36 и оказался в космосе официально, о чем было объявлено по громкой связи.

– Поздравляю, Роберт! – с улыбкой сказала Алиса, – теперь ты официально стал космическим путешественником!

Алиса смотрела в первую очередь на Землю, на белые облака, кажущиеся крошечными горы внизу и береговую линию океана. Черный бархат космоса с рассыпанными по нему звездами был ей привычен, а Землю с высоты она видела лишь однажды – при спуске на этом же лифте.

Транспорт перестал ускоряться и двигался теперь равномерно. Сила тяжести медленно, но неуклонно уменьшалась – центробежная сила постепенно компенсировала притяжение Земли, чтобы полностью уравнять его на геостационарной орбите.

Горы и моря внизу становились все меньше и меньше. Теперь с высоты было видно и оба африканских побережья – Атлантического и Индийского океанов, и Красное море, и Индию с островом Шри-Ланка.

– А вон там – Зеленый Союз, – воскликнул Роберт. Небольшой остров казался совсем крошечным с такой высоты – изумрудное пятнышко на темно-синей поверхности океана.

– Интересно, я ведь не первый из живших там, кто поднимается на лифте? – спросил он.

– Из живших – нет, – ответила Алиса, – насколько я знаю, твой предшественник, уехавший из Союза пять лет назад, бывал на Луне. Но ты первый из родившихся на острове, кто оказался в космосе.

– Но за мной последуют другие.

– Да, решение Зеленого Союза о вступлении в Core в качестве Ассоциированной территории – это прекрасно.

– Ты, разумеется, узнала про него в тот же момент, что и я – до официального сообщения. И почему-то я этому не удивлен, – улыбнулся Роберт.

Алиса, тоже улыбаясь, ответила:

– Я, конечно, узнала про него сразу, потому что в его подготовке есть и мой – пусть очень маленький – вклад. И твой – который, кстати, намного больше.

– Я догадываюсь.

Роберт снова посмотрел в иллюминатор, на пушистые облачка внизу и океанскую синеву.

– Скоро вся планета будет нашей.

– Да. А Солнечная Система за пределами Земли – уже наша. Это наш мир, Роберт! – воскликнула Алиса, обнимая Роберта.

– Да, – ответил он, – это наш мир!

Этот мир казался Роберту удивительным – и дружественным – с того самого момента, как он проснулся в больнице Виктории. А сейчас, как и тогда, он чувствовал себя, словно он оказался в чудесной сказке – сказке, где есть добрые волшебники и прекрасные принцессы ... и даже добрые и прекрасные волшебницы-принцессы, которые умеют ломать Стены!

...

Внизу по водам океана, наступая с востока, скользила темнота – линия терминатора пересекла остров Зеленого Союза и двинулась дальше, к Африке. Вскоре наступила ночь и внизу можно было рассмотреть лишь свет крупных городов.

– Пора переходить к праздничному ужину, – сказала Алиса.

– Праздничному? – несколько недоуменно спросил Роберт.

– Разумеется!

– A что мы будем отмечать?

– Я вижу по крайней мере два повода – твое первое путешествие в космос и предстоящее расширение Core, улыбнулась Алиса.

Выбор блюд в ресторане космического лифта был не велик, но этот недостаток компенсировался их отменным качеством – как, впрочем, и практически везде в Core. Алиса и Роберт устроились за небольшим удобным столиком.

– Вперед, навстречу приключениям! – провозгласила Алиса, поднимая бокал.

– Вперед! – согласился Роберт и полушутливым тоном спросил:

– Алиса, а ты не думаешь, что у меня может случиться передозировка приключений?

– Не случится, – улыбаясь, ответила Алиса, – в нашем мире бывают только правильные, приятные приключения. Это не мир до Битвы Битв или за пределами Core, где приключения – это синоним неприятностей, и идти им навстречу можно, только облачившись в силовую броню и, желательно, имея за спиной Призрака – в качестве возможной огневой поддержки, чтобы неприятности сами боялись идущих им навстречу. И, к тому же, современные технологии сделали многие вещи намного более безопасными, чем раньше.

– Ладно, я верю твоему чутью на правильные приключения, которые не ведут к попаданию в неприятности.

– Ты уже точно угодил в будущие учебники истории – по крайней мере, истории Зеленого Союза, – напомнила Алиса, – но это уже пункт номер два в программе празднования.

– Да. Причем меня не покидает ощущение, что это было не совсем неожиданным.

– В некотором смысле это правильное ощущение – рано или поздно это должно было произойти. Но свою роль ты выбрал и сыграл сам – и сыграл отлично, Роберт Объединитель из Зеленого Союза!

– Спасибо, Алиса! Ты, похоже, уже придумала для меня мой будущий титул! А еще мне почему-то кажется, что в этом будущем учебнике будет строчка и про Алису Красную звезду Кидонии, – добавил Роберт.

– Это ... возможно, – с улыбкой ответила Алиса, – потому что история еще только начинается.

Стейк, поданный в качестве основного блюда, был великолепен, и некоторое время Роберт и Алиса обменивались только короткими комментариями относительно превосходных качеств здешней кухни.

– Возвращаясь к Зеленому Союзу, – продолжила разговор Алиса, – Соглашение о начале процесса получения статуса Ассоциированной территории, как ты наверняка и сам понимаешь, – только начало.

– Конечно. Главное – адаптация общества Зеленого Союза и его жителей к жизни в Core.

– Именно. К счастью, на таком маленьком острове и за такой короткий срок не успело возникнуть сколь-нибудь крупных капиталов, поэтому обойдется без вооруженного насилия. Стражи прогресса сделают все, что нужно, но от помощи они никогда не отказываются.

– Похоже, у тебя есть план, – заметил Роберт.

– Конечно, – ответила Алиса, – у меня всегда есть план, обычно даже два, основной и запасной – а состоит он в том, чтобы помочь тем, кто хочет учиться в Core, как ты. Насколько мне известно, таких желающих немало.

– Предлагаешь организовать для них поддержку, что-то вроде клуба в Сети?

– Да, и не только. Идею про видеоконференции в реальном времени тебе ведь уже высказывали?

– Да, – ответил Роберт, не слишком удивившись осведомленности Алисы, – но я не уверен, что подхожу для такого рода мероприятий, хотя ... там ведь будет насколько студентов нашего университета? И, кажется, я даже догадываюсь, кто будет ведущей.

– Ведущими, Роберт. Ты ведь уже собрался писать работу о неизбежности единственного пути развития современной цивилизации на примере возврата к этому пути Зеленого Союза?

– Да, собрался, и уже сделал некоторые наброски. А ты пишешь о Стражах? И твой план, конечно, не просто рассказать об их работе, а поучаствовать в ней? И ты предлагаешь мне поступить аналогичным образом? Кажется, я попал еще в одно приключение...

– Роберт, твои приключения начались, когда ты выбрал в своей электронной книге раздел «Подключение дополнительных изданий», заботливо помещенный туда программой Стражей. И теперь, – шутливо заметила Алиса, – уже поздно пытаться от них отлынивать!

– А это правильные приключения?

– Конечно! – подтвердила Алиса, – кстати, – продолжила она, – помнится, у советского писателя-фантаста Ефремова в его романе «Туманность Андромеды» была такая идея: после окончания школы выпускники должны были совершить двенадцать «подвигов Геркулеса» – выполнить двенадцать трудных и важных работ, относящихся к различным областям деятельности. У нас, конечно, школьники ничего подобного не делают. Студенты в университетах в основном пишут исследовательские работы – пусть и весьма серьезные, но подвиги для них совершать не обязательно. Но рациональное зерно в этой идее есть, потому что совершить что-нибудь полезное – это лучше, чем просто придумать что-нибудь полезное.

– О ужас! – с притворным испугом воскликнул Роберт, – Алиса, теперь тебя потянуло на подвиги!

– Во-первых, не то чтобы на подвиги – мой план совершенно безобиден для его исполнителей. А во-вторых – хотя это важнее, чем во-первых, – я теперь отлично знаю, что ты совершенно не против правильных приключений, даже если ты иногда притворяешься, что это не так!

– Сознаюсь, не против ... при одном условии, – ответил он, улыбаясь и глядя на девушку.

– Разумеется! – согласилась Алиса, – мало кому нравятся приключения в одиночестве!

...

Путешествие на космическом лифте заняло двое суток и транспорт прибывал на станцию «Главная» утром – здесь был принят тот же часовой пояс, что и на наземной станции. Под конец путешествия ощущаемая гравитация закономерно приближалась к нулю. К счастью, фармацевтика Core давно научилась бороться с неприятными симптомами потери веса, и Роберт чувствовал себя неплохо, а всего лишь непривычно, и это даже не помешало ему съесть космический завтрак в виде специально упакованных тостов с джемом и кофе из тюбика.

Станция была огромной. Транспорт состыковался с короткой трубой, в свою очередь, соединенной с цилиндром, служившим осью станции. Стыковочный узел с шлюзами и круглыми лепестковыми дверьми был неподвижным, а цилиндр-коридор вращался вместе с основными частями станции, в которых обеспечивалась искусственная гравитация. Они представляли два гигантских «колеса» со спицами-переходами из центрального туннеля, ближайшее из которых было самой старой обитаемой частью станции, и короткий цилиндр, находящийся дальше, на конце оси – новейшая, законченная всего несколько лет назад, часть станции.

В транспорте воцарилась невесомость. Пассажиры лифта не спеша проследовали к выходу, держась за специальные поручни. За дверью шлюза был широкий тоннель. Путеводитель гласил: «путешественникам, не имеющим опыта перемещения в невесомости, следует соблюдать повышенную осторожность и перемещаться, держась обеими руками за поручни, или прибегнуть к помощи опытного гида.» Роберт явно собрался соблюдать все рекомендации и, как и положено, держался за перила, но Алиса, которой приходилось бывать в космосе несколько раз, в основном на орбите Марса – из-за меньшего притяжения Красной планеты попасть туда было гораздо проще – уже имела навыки перемещения в таких условиях.

– Можешь считать, что у тебя есть опытный гид, – сказала она и, взяв Роберта за руку, поднялась к потолку, потянув Роберта за собой, – главное, помнить о третьем законе Ньютона! – в другой руке у нее было миниатюрное устройство, напоминающее фен и предназначенное для движения в невесомости.

Проплыв через короткий коридор и шлюзы, вокруг последнего из которых шла большая светящаяся надпись, «Добро пожаловать на станцию «Главная», на двух языках – Общем и русском – Алиса и Роберт оказались в центральном коридоре.

– Вот теперь, пожалуй, у меня закружится голова, – сказал Роберт, глядя на уходящую вдаль громадную вращающуюся трубу, по внутренним стенам которой под всеми возможными углами, головами к оси, шли, ехали на движущихся дорожках или стояли люди.

– Не закружится, наша фармацевтика об этом позаботилась, – успокоила Роберта Алиса, – приземляемся на поверхность и переходим на движущуюся дорожку. Ощущаемая гравитация тут небольшая, но все равно более чем на порядок выше, по сравнению с Фобосом, – хватит для того, чтобы нечаянно не улететь на другую сторону. Правда, над головой висят те, для кого верх и низ сориентированы в противоположном направлении, но это не страшно.

– Получилось! – воскликнул Роберт, оказавшись вместе с Алисой на дорожке.

– Теперь мы быстро доберемся до лифта, который двигается по одной из «спиц» «колеса», вон он, недалеко.

Лифт, движущийся по трубе, доставил Роберта и Алису на внутреннюю поверхность ближайшего из «колес», в котором, помимо всего прочего, находилась гостиница для приезжих.

По мере спуска гравитация быстро возросла до земной. Дверь открылась, Роберт прошел в нее вслед за Алисой, посмотрел влево – и замер в восхищении. Он видел эту картину на фотографиях и в системах виртуальной реальности, но это было не то.

Впереди все выглядело более-менее нормально – невысокое здание, деревья, лужайки, дорожки – даже одна движущаяся, прямо перед выходом из «спицы». За всем этим в нескольких десятках метров была полупрозрачная стена – боковая поверхность «колеса».

Но стоило посмотреть влево или вправо, и поверхность, изгибаясь, уходила вверх, и в поле зрения появлялся прозрачный потолок – внутренний диаметр «колеса». Примерно в километре поверхность, видимая через прозрачные панели, вставала вертикально, а в почти двух километрах над головой, за «спицами» и осевым цилиндром, можно было видеть противоположную часть «колеса» – со зданиями и деревьями, крыши и вершины которых были обращены в сторону смотрящих.

– Красиво, правда? – спросила Алиса.

– Потрясающе...

Алиса и Роберт направились к арке, перекинутой через дорожку, ведущую от лифта.

– Добрый день, Алиса! – вдруг произнес спокойный голос, исходивший, похоже, откуда-то сверху.

– Добрый день, Черное Безмолвие! – ответила девушка.

– Добрый день, Роберт! – произнес тот же голос, – рад с Вами познакомиться.

– Добрый день ... Черное Безмолвие, – немного замявшись, ответил Роберт, – мне тоже очень приятно. Вы знаете мое имя?

– Я могу узнать имена всех прибывающих на станцию, ведь у меня есть доступ к компьютерам, проверяющим билеты, но о Вас мне было известно заранее. Во-первых, Ваша роль в предстоящем расширении Core не осталась незамеченной, а во-вторых, мне небезынтересно, кто прибыл на станцию вместе с Алисой.

– А где Вы находитесь?

– Это вопрос, на который сложно дать короткий ответ. Точнее, дать его можно, но вас он точно не устроит. Как вы, вероятно, знаете, я распределен по трем небесным телам – Земле, Луне и Марсу, и этой станции. Мои сенсоры есть в наиболее важных общественных местах всех трех секций станции, в том числе в арках, которые находятся рядом с лифтами.

– Теперь понятно.

– Как вы добрались? – спросил Черное Безмолвие.

– Прекрасно, – ответила Алиса.

– Как ваше самочувствие, Роберт?

– Спасибо, я чувствую себя великолепно.

– Думаю, сейчас вы собираетесь осматривать станцию. Не буду вас задерживать, а если я буду нужен – вызвать меня очень легко.

– Как идет подготовка к празднованию? – спросила Алиса.

– Полным ходом. Вы, как и все гости станции, не пожалеете, что решили отметить Новый год здесь.

– Отлично! – сказала Алиса, – тогда мы пойдем. Увидимся на празднике!

Роберт и Алиса проследовали по дорожке к зданию, расположенному напротив лифта – гостинице для приезжих.

– Надеюсь, наши вещи уже доставили, – сказала Алиса, – давай сообщим, что мы приехали, и пойдем гулять.

– Интересно, а обед здесь дают? – спросил Роберт.

– Похоже, что короткое пребывание в невесомости не сказалось на твоем аппетите, – улыбнулась Алиса, – здесь есть ресторан экспериментальной высокотехнологичной кулинарии.

– Интересно, она очень ... экспериментальная?

– Хороший вопрос. Я там не была, но, судя по отзывам, проверить стоит – опытным путем, конечно.

...

В первом «колесе», помимо других достопримечательностей, находился музей, посвященный истории космического лифта и станции. Идея опустить трос с геостационарной орбиты на экватор Земли оформилась еще в середине XX века, но материалы, способные выдержать гигантскую нагрузку, научились производить лишь в XXI веке, а само грандиозное строительство долго считалось непомерно дорогим – хотя оценка его стоимости была на порядок меньше военного бюджета лишь одной, самой агрессивной империалистической державы. Лифт все-таки построили – после предпоследнего кризиса, когда «эксперты» от экономики в очередной раз начали предсказывать безоблачное будущее, «забыв» о судьбе всех своих предыдущих прогнозов, и триллионные капиталы стали искать новых областей для своего применения. Его успели торжественно открыть меньше чем за год до последней экономической катастрофы.

Станция на геостационарной орбите появилась раньше лифта, еще на этапе строительства, но тогда в ней не было вращающихся «колес», а лишь роботизированная фабрика по производству троса, для которой невесомость была преимуществом. Жилые модули были построены уже Core, после Битвы Битв. Кабель не заканчивался на станции – он шел дальше, к космопорту, откуда сейчас отправлялись и регулярные рейсы на Луну и Марс, и экспедиции к другим телам Солнечной Системы, а потом – к противовесу лифта, находящемуся намного выше геостационарной орбиты.

Соединенные трубами-переходами с модулями космопорта, в пустоте висели несколько космических кораблей, и среди них был один, облик которого был известен каждому жителю Core.

– «Разрушитель реальности». А он ... действующий? – спросил Роберт.

– Разумеется, – ответила Алиса, – хотя сейчас у нас есть и более мощное оружие, ракеты, закрепленные на пилонах «Разрушителя реальности», настоящие, и они готовы обрушиться на врага, если это будет нужно. Потому что той реальности нельзя позволить вернуться.

– Да. Иногда я думаю, что было бы, если бы та реальность не была уничтожена в Битве Битв. В лучшем случае я навсегда остался бы одиночкой на маленьком острове – если бы мне удалось каким-то чудом победить свою болезнь.

– Я тоже иногда об этом задумывалась. Можно было бы подумать, что я тоже была бы отшельницей – я ведь ничуть не меньший «книжный червь», чем ты – но на деле все еще проще. В той реальности меня бы просто не существовало.

– Наверное, невозможно оценить все величие Битвы Битв – и тех, кто ее задумал и осуществил.

– Это действительно важнейшее событие во всей истории человечества. Та реальность должна была умереть и она умерла. А наш долг, как и долг всех членов Core, – не допустить даже малейшего намека на возможность ее возврата.

– Уверен, в Core есть те, кто сможет вновь повести «Разрушитель реальности», если это понадобиться.

– Есть, – ответила Алиса, – его смогут повести и те, кто уже сделал это в Битве Битв, но не только.

...

В канун Нового года Алиса и Роберт отправились в третью, новейшую часть станции. Лифт здесь двигался по внешней стороне торца цилиндра и при выходе из него приехавшие попадали на внутреннюю поверхность цилиндрического модуля. Радиус его был несколько меньше, чем у колес, и искусственная гравитация здесь была немного меньше земной.

Перед ними был целый маленький мир, вывернутый наизнанку. Впереди располагался обширный парк – изумрудные лужайки с сочной травой, аккуратные дорожки, зеленые кустики и невысокие деревья, диванчики около дорожек. Как и в «колесах», слева и справа поверхность, изгибаясь, уходила вверх, но здесь не было прозрачного потолка, «спиц» и центрального цилиндра. Аккуратные строения казались прикрепленными к вертикальным стенам, а на противоположной стороне, прямо над головами Роберта и Алисы, находился другой парк с озером посередине. Требовалось некоторое мысленное усилие, чтобы понять, что вся эта масса воды вовсе не собирается обрушиться на голову...

В торце цилиндра находились два водопада, подобных которым не было и не могло быть нигде на Земле. Вода вытекала из труб, находящихся недалеко от оси цилиндра, и замаскированных пятиугольным щитом с вписанной в него красной звездой. Падая вниз, в озера на цилиндрической равнине, потоки воды закручивались, образуя ветви двойной спирали, и двумя облаками падали в воды озер, расположенных на внутренней стороне цилиндра напротив друг друга.

Многие из приезжих и постоянных обитателей станции уже собирались в парке, недалеко от огромной ели, украшенной множеством игрушек. Парк сейчас напоминал нечто среднее между гигантским рестораном на открытом воздухе и поляной для пикников.

– Здравствуй, Алиса! Здравствуй, Роберт! С наступающим Новым годом! – раздался уже знакомый голос.

– Добрый день, Черное Безмолвие! – одновременно поприветствовали искусственный разум Алиса и Роберт.

– Для вас зарезервирован столик, он помечен на ваших терминалах. И, кстати, вас уже ждут.

– А кто нас ждет? – спросил у Алисы Роберт.

– Подожди, Роберт, ты скоро все узнаешь.

Они направились по дорожке к центру парка – их столик был рядом с берегом искусственного озера – и уже почти добрались до него, когда увидели женщину, идущую им навстречу. Роберту понадобилось лишь мгновение, чтобы понять, кто перед ним – он не раз видел это лицо на фотографиях. Она была похожа на Алису – вернее, наоборот, это Алиса была похожа на нее – и, хотя она была намного старше, технологии Core изгнали отпечаток минувших лет с ее облика, и лицо ее было молодым, как на старых снимках, сделанных еще за десятилетие до Битвы Битв, когда она только начинала создавать проект корабля, который потом стал называться «Разрушителем Реальности». Перед Битвой Битв она вошла в Первый Совет Core, потом, после победы, возглавляла Стражей Прогресса, а позже вернулась к своему любимому делу – изучению и освоению Солнечной Системы, работая в нескольких Советах и даже возглавив одну межпланетную экспедицию.

Поприветствовав Алису, она повернулась к Роберту.

– Добрый день, Леди Звездный Свет, – сказал Роберт.

– Добрый день, Роберт Объединитель из Зеленого Союза, – ответила она.

– Вы знаете мое имя ... и мой титул, которого я даже еще не получил? – удивился Роберт.

– Стражи знают многое, – улыбнулась Леди Звездный Свет, – иногда даже то, что только еще должно случиться. Но пойдемте за стол – думаю, у Роберта есть еще много вопросов.

...

Наступил вечер – последний вечер уходящего года. Роберт и Алиса сидели за столиком, вместе с Леди Звездный Свет, и слушали историю – историю о том, как рухнул старый мир.