5. Эпизод классовой войны

Пятый год эры Core.

Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научатся за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов.

В. И. Ленин. «Три источника и три составных части марксизма»


Исполняющий обязанности координатора операции «Алый прилив», Несущий бурю, стоял перед огромным, во всю стену, экраном в боевой рубке линейного авианосца «Неизбежное, скорое и окончательное возвращение Призрака», флагмана первой ударной группы военно-морского флота Core, и в последний раз обсуждал с координаторами Звездного десанта и сил авиации детали предстоящей битвы.

Задача, стоявшая перед атакующими, и причины, побудившие Core предпринять эту операцию, были хорошо известны всем присутствующим. Небольшая страна, достаточно развитая технологически, чтобы быть Ассоциированной территорией, с отличными перспективами стать частью Core, или просто Неприсоединившейся страной с высоким уровнем жизни, но управляемая кучкой финансовых воротил – некоторые из них чудом сумели избежать смерти в Битве Битв и на время скрыться. Бедность большинства населения, безработица и сильнейшее социальное расслоение, спецподразделения полиции и частные охранные компании, жестоко подавляющие любой протест, глава государства – диктатор и миллиардер, принадлежащий к одному из двух влиятельнейших финансовых кланов в стране, – довольно типичный набор для государства, вступившего на путь либерал-фашизма.

Несколько небольших групп хорошо законспирированных революционеров – любые организации, которые даже условно могли быть отнесены к левой части политического спектра, были запрещены и некоторые из их участников были убиты или оказались в тюрьмах – сотрудничали со Стражами Прогресса и Департаментом секретных операций Core все годы, прошедшие со времени Битвы Битв. Сводки, поступающие как из столицы, так и из остальных крупных городов, свидетельствовали – достаточно лишь искры, чтобы зажечь пламя массового восстания, но, хотя у него и были шансы победить даже без внешней поддержки, число жертв измерялось бы многими и многими тысячами. Как только в регионе было сосредоточено достаточно вооруженных сил, – что было непросто во время ведения войны против врагов, еще оставшихся после Битвы Битв, на множестве фронтов, – операция началась немедленно.

– Наша ударная группа, выполнив поворот в указанной точке, движется курсом непосредственно на столицу. Системы слежения и ПВО противника, усилиями Департамента и при активном содействии революционных сил зараженные компьютерными червями, как и планировалось, должны быть выведены из строя за несколько минут до изменения нами курса. Сведения о том, что регулярная армия, включая воздушные силы, будет придерживаться нейтралитета, чтобы затем присоединиться к победителям – то есть к силам революции – подтверждаются вновь и вновь. Такая же информация поступает и с флота, но он в любом случае слишком слаб, чтобы противостоять нам, а наиболее боеспособные корабли находятся в частных руках – про них отдельно.

Продолжим. Департамент секретных операций установил текущее местонахождение большинства интересующих нас вражеских фигур. Как вы уже знаете, основное скопление резиденций крупной буржуазии расположено на побережье, всего в пятнадцати километрах от густонаселенных районов столицы. Учитывая это обстоятельство, а также местную розу ветров, применение для их ликвидации ядерных или химических боеприпасов невозможно, поэтому мы будем использовать артиллерию «Призрака» и объемно-детонирующие бомбы, доставляемые двумя звеньями бомбардировщиков эскадрильи «Ужас небес». Мы не можем допустить даже малейшей вероятности помех, поэтому истребители первого и второго звеньев эскадрильи «Красные соколы» поднимаются в воздух первыми, чтобы при необходимости обеспечить господство в воздухе.

– Машины проверены, «Красные соколы» готовы подняться в воздух хоть сейчас, – ответил координатор эскадрильи.

– Бомбардировщики готовы к вылету в назначенное время, – раздался следом голос координатора эскадрильи «Ужас небес».

– Отлично. Подлетное время для вашего звена составляет десять минут, для ракет-снарядов – две минуты, – график стартов самолетов и залпов корабельных орудий возник на экране, – таким образом, артподготовка завершится за минуту до вашего прибытия. Охраняющие полуостров с моря сторожевые корабли частных компаний будут уничтожены ракетами с «Неотвратимого возмездия».

Вторая фаза операции начинается через одну минуту после завершения артподготовки. Штурмовая авиация и десантные группы прибывают к правительственному и деловому центру, располагающемуся вдоль набережной. Вот эти здания будут разрушены при обстреле – контуры на экране засветились вслед за словами говорящего, обозначая министерства, главные офисы крупнейших банков, штаб-квартиры частных военных компаний и другие объекты.

– Эскадрилья «Валькирии» должна будет ликвидировать все крупные мобильные цели, включая стоящие около набережной плавсредства врагов – они не должны уйти, – продолжал координатор.

– Все машины полностью исправны и готовы к вылету. Магазины полны, осталось только подвесить ракеты, – ответила координатор «Валькирий». Такое название эта эскадрилья тяжелых самолетов-штурмовиков, в которую входило два десятка машин, получила за то, что большинство пилотов – операторов телеуправляемых машин – составляли девушки, а координатор, ко всему прочему, еще и говорила на Общем с сильнейшим акцентом, выдававшим ее североевропейское происхождение.

– Не сомневаюсь в твоем звене, Хильда.

– Насколько я понимаю, использовать «Багровый сумрак» не планируется? – в обсуждение включился искусственный интеллект корабля, вполне способный к ведению беседы на естественных языках, полное имя которого – «Неизбежное, скорое и окончательное возвращение Призрака» – в таких беседах обычно сокращали до просто «Призрака».

– Нет, Призрак, – ответил Несущий бурю, – сейчас для него нет достойных целей. Нам наверняка не придется уничтожать танковые дивизии или бомбардировать мощные укрепрайоны. Армия перейдет на нашу сторону.

– Хорошо, – ответил Призрак, – хоть мне и хотелось бы поднять «Багровый сумрак» из трюма, но я рад, что его услуги не потребуются.

– Однако существует небольшая вероятность того, что после вступления в бой революционных сил с аэродрома номер один будет сделана попытка поднять авиацию для обстрела и бомбардировок восставших рабочих окраин столицы. Там есть пилоты, которым могут пообещать очень хорошо заплатить. В таком случае нам придется пресечь эту попытку тактическим ядерным ударом по аэродрому.

– Ракеты-снаряды приведены в боевую готовность, – ответил Призрак.

– Тогда продолжим. Дальше начинается наземная часть, которую будет осуществлять Звездный десант. Первая рота Черного Легиона высаживается с экраноплана на набережной, первая и вторая роты Красной Гвардии десантируются с воздуха и одновременно устанавливают контроль над указанными точками, – продолжал Несущий бурю, в то время как на огромном экране демонстрировались все подробности предстоящей операции.

– Еще раз о врагах, – на экране возник список из трех организаций с их символикой, – это специальное подразделение полиции «по борьбе с беспорядками» и две частные военные компании. Все три виновны в массовом терроре против населения и, согласно приговору Верховного Трибунала, подлежат полной ликвидации за тягчайшие преступления против Нулевого принципа. Контроль за осуществлением возлагается на Черный Легион.

– Легион готов, – бесстрастно произнес Отравленный клинок, – координатор десантной операции.

– Отлично. Третья рота Красной Гвардии высаживается с моря здесь, – участок побережья на спутниковой карте поменял цвет – занимает шоссе, блокируя доступ к столице со стороны военной базы номер два. Как я уже сказал, вмешательство армии крайне маловероятно, но нужно постараться предусмотреть все. В течение получаса после высадки, если все пойдет по плану, будет установлен непосредственный контакт с революционными силами.

– Красная Гвардия к высадке готова, и я уверен в том, что армия после удачного начала операции перейдет на нашу сторону, – ответил координатор красногвардейцев.

– Ты прав, Владимир, пропагандистская работа прошла очень удачно – Стражам можно только аплодировать. Впрочем, они всего лишь описали солдатам реальное положение дел, о котором многие из них уже догадывались. Но продолжим.

После того, как к операции подключаются революционеры, начинается взятие города под контроль и подавление сопротивления частных сил безопасности и спецподразделения полиции, если к тому времени заметное число из них останется в живых.

– Маловероятно, – с саркастической усмешкой заметил Отравленный клинок.

– Согласен – маловероятно. И тем лучше для революционных сил, вооружение мы им поставили хорошее, но приличной брони у них точно нет. Постарайтесь, чтобы они не лезли в пекло.

– Обязательно, – ответил Отравленный клинок.

– А ты, как я понимаю, в десанте не участвуешь? – спросил Владимир.

– Вначале – нет. У меня специальная миссия Департамента – надо обеспечить, чтобы некоторые личности точно не смогли сбежать. Но после я могу присоединиться к свободной охоте.

Обсуждение операции продолжилось, и через двадцать минут детальный план, разработанный заранее, был утвержден окончательно.

– Великолепно. Мы готовы, – резюмировал Несущий бурю, – кто-нибудь хочет сказать еще что-то, какое-нибудь напутствие?

– Только одно, – откликнулся Отравленный клинок, – не спрашивайте, почему следует убивать капиталистов. Спросите, почему не стоит этого делать – и ответом вам будет лишь молчание.

...

Близилась полночь – время начала операции. Несущий бурю, закончив еще раз проигрывать в уме все детали предстоящей операции, встал с кресла и подошел к стене, где в специальном держателе были подвешены меч с клинком угольного цвета и черные, как ночь, ножны, и взялся за рукоятку меча.

– Вот и настало время еще одной битвы, – произнес спокойный голос, в котором звучали металлические нотки.

– Да, Несущий бурю, – ответил искусственному интеллекту тот, чей титул совпадал с его именем, – пора снова разить врагов.

– Там есть один, бежавший из-под Москвы перед штурмом, – заметил разум, часть которого была заключена в мече, а часть – та, которой не требовалась мгновенная связь с местом событий и которая могла смириться с задержками Сети – в хранилищах глубоко под ледниками Антарктики.

– Я знаю, о ком ты. Он один из двоих, за кем мы направляемся, – ответил Несущий бурю, – но первым будет диктатор.

Меч скользнул в ножны, и Несущий бурю вышел из каюты, направляясь к шахте для пуска ракетопланов.

Боевой робот – аватар – был уже закреплен внутри обтекаемого корпуса – осталось лишь закрыть капсулу. Несущий бурю подвесил меч в ножнах на поясе аватара и, еще раз окинув взглядом робота, захлопнул люк.

...

– К бою! – провозгласил Отравленный клинок, и ровно в полночь вся группа кораблей – «Неизбежное, скорое и окончательное возвращением Призрака», тяжелый ядерный ударный крейсер Черного Легиона «Неотвратимое возмездие», несущий десантный экраноплан, десантный корабль Красной Гвардии «Севастополь» и пара эсминцев охранения – до этого следовавшая параллельным морской границе курсом, начала слаженный левый поворот. Поднявшийся ветер развевал на «Призраке» два знамени – одно, поднятое на флагштоке над надстройкой, на котором в ночи были видны лишь сверкающая спираль, рубиновая звезда и скрещенные серп и молот, и второе – огромное красное полотнище с обозначенной золотой каймой пятиконечной звездой и вписанными в нее серпом и молотом, поднятое на корме – военный флаг Core, символ битвы за будущее.

Все на кораблях пришло в четко организованное движение. Операторы боевых роботов – аватаров – заняли свои места в специальных креслах, приготовившись надеть сенсорные перчатки и опустить на головы шлемы виртуальной реальности. Экранопланы Черного Легиона и Красной Гвардии, набирая скорость, помчались в сторону побережья. С палубы «Севастополя» поднимались десантные вертолеты.

Пилоты эскадрилий взялись за рукояти управления и надели шлемы, аналогичные по конструкции шлемам операторов аватаров. Вся авиация, находящаяся на линейном авианосце, управлялась исключительно удаленно, более того, машины в ее составе были способны к маневрам, создающим перегрузки, губительные даже для подготовленных людей.

«Неизбежное, скорое и окончательное возвращение Призрака» начал запускать самолеты. В центре верхней палубы открылись три гигантских раздвижных люка, три лифта работали одновременно, поднимая машины, и, меньше чем через десять минут, шесть истребителей и три бомбардировщика поднялись в воздух с полукилометровой взлетной полосы, занимавшей всю переднюю половину палубы, и растворились в ночном небе, взяв курс в направлении берега. За ними начали взлетать штурмовики эскадрильи «Валькирии». Прошло еще двадцать минут, и все они направились вслед за истребителями и бомбардировщиками, а пока они взлетали, крышка одной из ракетных шахт откинулась и оттуда устремился ввысь ракетоплан Департамента секретных операций.

...

Двое охранников у парадного входа президентской виллы невольно вздрогнули от оглушительного раската грома, созданного движением аватара Несущего бурю на сверхзвуковой скорости. Как бы отчаянно они не крутили головами, у них не было возможности увидеть в ночном небе стремительно снижавшуюся трехметровую черную капсулу до тех пор, пока оболочка не рассыпалась и Несущий бурю не включил ракетный ранец, гася скорость – но тогда было уже слишком поздно. Оптические сенсоры аватара работали в несравнимо более широком, чем глаз человека, диапазоне – от инфракрасных до ультрафиолетовых лучей – и тактический компьютер успел зафиксировать цели еще до того, как робот приземлился на мощеную мраморными плитами дорожку. Ракетный автомат, закрепленный под рукой аватара, ожил, повинуясь электронному импульсу. Активно-реактивные пули, траектория которых корректировалась компьютером, не оставили охранникам ни малейшего шанса – они даже не успели навести оружие на робота. Подошвы приземляющегося аватара с лязгом ударились о мрамор в тот самый момент, когда изрешеченные крупнокалиберными пулями тела рухнули на землю.

Двое наемников из частной военной компании, стоящие на страже у дверей кабинета, услышав стрельбу снаружи, сразу же взяли наружную дверь под прицел – но это их не спасло. Они открыли огонь мгновенно, как только створки дверей распахнулись, но в тот же самый момент, увидев, кто появился в дверях, поняли, что их оружие бессильно. Боеприпасы в пистолетах-пулеметах явно не были рассчитаны на роботов и пули, пусть и выпущенные точно и вовремя, не оставили на нагрудной броневой плите аватара даже царапин. Короткая очередь из ракетного автомата Несущего бурю скосила обоих – крупнокалиберные бронебойные пули с легкостью прошили бронежилеты, спроектированные для защиты от пистолетных пуль. Несущий бурю направился ко входу в кабинет.

Массивная дубовая дверь с оглушительным грохотом и треском вылетела из проема от страшного удара ноги боевого робота. Диктатор и миллиардер, выходец одного из двух богатейших кланов, реально властвовавших в стране, сидел откинувшись в огромном кожаном кресле, сделанным на заказ для его необъятной фигуры, за массивным столом из темного дерева. Сначала он даже не успел толком понять, что происходит, но через мгновение рассмотрел огромную, ростом больше двух метров, черную как ночь фигуру аватара со сверкающей серебром двойной спиралью на нагрудной бронеплите и двумя рубиновыми пятиконечными звездами – на груди над спиралью и на левом наплечнике, с вписанными в нее скрещенными серпом и молотом, – и в глазах его появилось выражение неприкрытого ужаса.

– Верховный Трибунал Core постановил: за многократные и тягчайшие нарушения Нулевого принципа Core вы приговариваетесь к смерти, – неторопливо, спокойным и холодным голосом произнес Несущий бурю, – приговор будет приведен в исполнение немедленно.

Произнося эти слова, Несущий бурю одним движением извлек меч из ножен, направив острие клинка на диктатора.

– Постойте! Надо поговорить!

– Нет. Ваши наемники не разговаривали с теми тысячами людей, которые выходили на демонстрации протеста – они в них стреляли. Нам не о чем разговаривать.

Рука, держащая меч, устремилась вверх, а затем плавным, но сильным и рассчитанным до миллисекунды движением Несущий бурю метнул свое оружие. Черный клинок описал в полете полный круг и лезвие с краями толщиной лишь в несколько молекул без труда пронзило толстую тушу диктатора, войдя по самую гарду и пригвоздив его к спинке кресла. Жуткий вопль разнесся по резиденции. Несущий бурю шагнул к столу. Взявшись за рукоять, он одним движением выдернул меч, угольно-черный клинок которого теперь был местами багровым. Повернув меч в воздухе, он обрушил его на миллиардера. Удар был рассчитан точно, клинок без труда рассек и высокую спинку кресла, и мышцы, и кости, и отсеченная голова диктатора, рухнув на пол вместе с куском кресла, покатилась по дорогому ковру. Запоминающие устройства в недрах «Призрака» бесстрастно фиксировали видеосигнал с сенсоров аватара Несущего бурю, чтобы потом, после победы, запись, запечатлевшую конец тирана, можно было продемонстрировать по всем телеканалам страны.

Распахнув наружную дверь на выходе из кабинета, Несущий бурю увидел нескольких наемников, бегущих по дорожке ко входу. Реактивный двигатель за спиной аватара взревел и он устремился вверх, балансируя на столбе пламени. Выпустив очередь в направлении противника – система наведения сработала безукоризненно и двое из бегущих упали на землю, а остальные бросились к стене, ища укрытия – он взмыл в небо, на ходу выполняя разворот, и полетел, а точнее прыгнул по длинной дуге в направлении делового центра города. Ракеты-снаряды все равно превратят резиденцию в руины меньше, чем через четверть часа, а у него есть еще одно дело...

...

Наступило время начать обстрел. Гигантские, весившие больше целых дредноутов начала XX века, орудийные башни повернулись, наводясь на цель, пятиствольные орудия остановились под нужным углом к вертикали.

– Внимание! – произнес Отравленный клинок, – десять секунд до залпа!

– Восемь секунд, – отсчитывал бесстрастный голос искусственного интеллекта «Призрака», – семь ... шесть ... пять .. четыре ... три ... две ... одна ... огонь!

– Мир хижинам, война дворцам! – ответил оператор орудий, переключая пусковую рукоятку.

Идя прямым курсом на столицу, «Неизбежное, скорое и окончательное возвращение Призрака» открыл огонь из орудий главного калибра. На палубе стало светло, словно днем, когда вспышка первого залпа разорвала темноту, и весь километровый корпус линейного авианосца содрогнулся. Пятиствольные скорострельные орудия начали выпускать двадцатидюймовые активно-реактивные снаряды, разгоняющиеся до гиперзвуковых скоростей и способные долететь до своей цели меньше чем за две минуты. «Призрак» превратился в ревущий вулкан, зарево которого было видно даже на побережье. В эти же секунды «Неотвратимое возмездие» выпустил одну за другой десять гиперзвуковых противокорабельных ракет, которые, летя лишь в нескольких метрах над водой, устремились к берегу.

...

До берега оставалось около двенадцати километров, когда надводную цель, прекрасно видимую на радарах прямо по курсу звена «Валькирий», уже можно было рассмотреть на экранах прямого наблюдения, показывавших картинку с установленных на штурмовиках камер.

– Цель опознана, – сказала Хильда. Яхта сына диктатора, он в списке Трибунала. Открываю огонь.

Многоствольная пушка в носу штурмовика ожила и ливень урановых снарядов, способных пробивать танковую броню навылет, обрушился на яхту. Правый борт провалился внутрь кусками разорванного и скомканного, словно бумага, металла, снаряды прошли сквозь внутренности судна, кроша их на части и вырывая куски из противоположного борта. Линия огня поднялась, части палубы взлетели вверх, от надстройки, словно сметенной чудовищным ураганом, за доли секунды остались лишь искореженные, бесформенные обломки. Все было кончено и вскоре звено «Валькирий» с грохотом пронеслось над исчезающими в ревущих волнах остатками металлических конструкций, в которых с трудом можно было узнать разорванный пополам корпус яхты.

– Ну вот, еще одна звездочка, – довольно промурлыкала Хильда, имевшая привычку отмечать уничтожение целей, рисуя красные звезды на подставке рукояти управления, которых накопилось уже не меньше десятка.

...

Столица жила своей обычной жизнью. Рабочий день, пусть и длинный, для служащих закончился, и здания министерств и банков почти пустовали, за исключением наемников из частных компаний, охранявших от непрошеных гостей секреты своих хозяев.

На открытой террасе пентхауса, расположенного на крыше одного из высочайших небоскребов, где разместились штаб-квартиры нескольких крупнейших корпораций и банков, сидели двое. Один из них внезапно увидел странную вспышку и около края крыши, закрыв огни соседних зданий, возникла черная, даже на фоне ночного неба, тень.

– Кто вы такой и что вам нужно? – грубо спросил один из сидящих, и в то же самое время второй издал какой-то нечленораздельный звук, увидев сверкающую двойную спираль на груди аватара. Отблеск одного из огней ночного города упал на правый наплечник аватара и осветил нанесенный на него символ – черный меч и щит с рубиновой пятиконечной звездой.

– Я – Несущий бурю, если вам интересен мой титул. Но я думаю, для общения с вами сейчас больше подойдет другое имя. Для вас я – Смерть.

Рука одного из сидящих нырнула под крышку стола, второй же явно оцепенел от ужаса.

– Подождите, – сказал первый, – кто хочет нашей смерти? Возможно, мы сможем договориться.

– Верховный Трибунал Core. Нам не о чем договариваться. Вам нечего нам предложить.

Выбросив руку с пистолетом из-под стола, первый нажал на спусковой крючок. Он стрелял снова и снова, пока не опустел магазин, но Несущий бурю лишь мрачно рассмеялся, не двинувшись с места и даже не подняв руку с автоматом. Свинец брызгами разлетелся от груди аватара, не в силах даже оставить следов на броне.

– Во-первых, с таким оружием вы ничего не сможете сделать, а во-вторых, это нисколько не поможет вам ни убить меня, ни уйти от возмездия. Один из вас однажды сумел сбежать, но теперь у вас нет ни малейшего шанса. Прощайте, господа, – последнее слово Несущий бурю произнес с бесконечным сарказмом.

В обычные ночные звуки большого города ворвался невероятный по силе удар грома – две ракеты-снаряда, запущенные с «Призрака», наконец нашли свою цель. Они ударили небоскреб на уровне двадцатого этажа, чуть ниже середины, и здание содрогнулось от мощнейшего взрыва. Мгновение спустя искореженные и частично перебитые несущие конструкции не выдержали, и вся верхняя часть небоскреба начала сначала медленно, а затем все с большей скоростью оседать вниз. Несущий бурю заблаговременно включил ракетный двигатель и, когда двое его противников с искаженными от ужаса лицами полетели вниз вместе с рушащимся пентхаузом, аватар остался все в том же месте, неподвижно зависнув в воздухе. Через несколько секунд он бросил прощальный взгляд на гигантскую гору развалин внизу, затянутую облаком пыли, и прыгнул в сторону набережной. Его задание было выполнено, топливо в ракетном ранце подходило к концу, но кто знает, какая помощь может потребоваться силам революции, начинающим штурмовать столицу...

...

Небольшой полуостров в полутора десятках километров от жилых окраин столицы имел разреженную и невысокую – два-три этажа – но чрезвычайно роскошную застройку. Подходы с моря патрулировались двумя небольшими сторожевыми кораблями частных охранных фирм, а узкий перешеек, соединявший полуостров с материком, был перекрыт внушительной стеной с колючей проволокой поверху и несколькими вышками с установленными на них пулеметами. Единственным путем, ведущим на полуостров с материка, было великолепное шоссе, проходящее через широкие ворота в стене с оборудованным рядом пропускным пунктом, охрана которого разрешала проезд лишь владельцам находящихся на полуострове особняков или их гостям. Здесь была даже одна небольшая установка ПВО – но она не была рассчитана на поражение целей, скорость которых в несколько раз превышала звуковую.

...

Компания людей, собравшихся в гостиной одной из самых великолепных вилл, принадлежавшей владельцу второго по величине банка страны и всех, за исключением одного, телевизионных каналов, с одной стороны, была вполне довольна нынешней ситуацией, но с другой – на лицах нет-нет, да и мелькала озабоченность. Казалось, все складывалось как нельзя лучше. Все недавние попытки протеста были полностью подавлены. Участники последней забастовки были поголовно уволены, а ее организаторы бесследно исчезли. Устраивать митинги и демонстрации больше никто не решался – охранники частных компаний открывали огонь без колебаний, ведь им хорошо платили. Но в то же самое время в воздухе над столицей повисло странное, незримое, не поддающее описанию, но, тем не менее совершенно явственное ощущение тревоги.

Сегодня в гостях у магната оказался ведущий нескольких пропагандистских телепередач про Core, рассказывавших об «ужасах» жизни при новом «режиме», последняя из которых явно пришлась миллиардеру по нраву. Она повествовала о тяжкой доле политических заключенных в Core (под таковыми обычно подразумевались нарушители Второго Принципа – для настоящих врагов, нарушивших Нулевой Принцип, в Core существовала лишь одна мера наказания – высшая). По сценарию двое «героев» были осуждены за свои взгляды (один из них нарушил Второй Принцип, будучи принципиальным вором и тунеядцем и, хотя он и выступал с требованиями реставрации капитализма, в нарушении Нулевого принципа его не обвинили из-за недостаточной публичности его высказываний, а второй вообще попал в трудовой лагерь за хулиганство) и теперь были вынуждены валить лес в тундре (ведущий всегда предпочитал курорты в тропиках, никогда не бывал в тундре и тайге и понятия не имел, чем они отличаются, описание лесоповала позаимствовал из какой-то сомнительной книжонки второй половины XX века, которая сама по себе была компиляцией немецкой пропаганды времен Второй мировой, заодно умудрившись перепутать Колыму с Кольским полуостровом, а о механизации, имевшейся в Core даже в трудовых лагерях, он не имел ни малейшего представления).

Шторы в гостиной были плотно задернуты, ярко горели роскошные люстры и никто не заметил встающее на горизонте огненное зарево. Сейчас сочинитель, услужливо согнувшись перед хозяином, выпрашивал задаток на создание очередной серии, которая должна была повествовать о «невинно замученном» талантливом предпринимателе (талант которого заключался в том, что во время последнего кризиса перед Битвой Битв он наладил производство дешевых поддельных лекарств, приведших к смерти ничего не подозревавших людей, за что после Битвы Верховный Трибунал Core отправил его прямиком на виселицу). Он поделился и идеей следующей серии, об ужасах подвалов под Дворцом Советов, но этот сценарий был отвергнут (придуманные ужасы имели все тот же древний источник, а реальное содержание подвалов, которое привело бы в восторг многих энтузиастов компьютерной техники, для банкира было жутким по-настоящему – настолько, что тот поспешил вытеснить его из своего сознания).

– Хорошо, – сказал банкир, отставляя в сторону бокал вина ценой в несколько раз больше обычной годовой зарплаты среднего жителя страны – я выдам вам аванс. Он открыл ящик стола и вынул оттуда пачку бумажных банкнот – довольно архаичный, но трудно отслеживаемый способ платежа – и собрался отдать ее – но не успел. Чудовищный удар сотряс весь полуостров, оконные стекла, разом лопнув, мелкими осколками посыпались внутрь, земля содрогнулась с такой силой, что все находящиеся в комнате – даже те, кто сидел – повалились на пол, тяжелый шкаф рухнул, а стены пошли трещинами. Пачка купюр выпала из руки банкира, и деньги рассыпались по полу, а бокал скатился со стола на пол и разбился на мелкие осколки.

– Нас атаковали! – истошным голосом завопил хозяин дома, – в убежища, спасайтесь! – вскочив на ноги с неожиданным для его комплекции проворством, он бросился к потайной двери, ведущей к лестнице, спускающейся в укрепленный подвал – но это его не спасло, как и всех, кто находился и в доме, и на всем полуострове.

Противокорабельные ракеты, выпущенные «Неотвратимым возмездием», поразили два частных военных корабля, охранявших покой обитателей полуострова. Небольшие корабли не пошли ко дну – они просто разлетелись в клочья от попаданий ракет, способных одним ударом потопить судно намного больших размеров.

Первые ракеты-снаряды, выпущенные орудиями «Призрака», обрушились на прибрежную полосу. Несущие больше тонны мощнейшей взрывчатки каждый, они превращали в обломки и пыль все – здания, заборы, каменные дорожки, разбивая даже толстые бетонные перекрытия над подвалами, укрепленными обитателями особняков на случай атаки.

Почти одновременно другая серия снарядов достигла стены и пропускного пункта, преграждающих доступ на полуостров, разнеся их на куски и оставив на месте шоссе лишь землю, изрытую многометровыми воронками. Сметя все, что находилось на берегу, огневой вал стал перемещаться вглубь полуострова, методично громя все, что на нем находилось. Но это было еще не все.

Звено бомбардировщиков эскадрильи «Ужас небес» шло на высоте двух сотен метров, выстроившись в прямую линию. Впереди выступила береговая линия, за которой все было скрыто громадными тучами медленно оседающей пыли. Когда самолеты оказались над полуостровом, сидящие в цитадели «Призрака» пилоты нажали на кнопки сброса, и град объемно-детонирующих бомб обрушился вниз из-под крыльев самолетов, распыляя горючий аэрозоль. Внизу проносились клубящиеся тучи и вскоре звено было уже над противоположным концом полуострова.

Самолеты разделились, резко уходя вверх и в стороны – будь внутри машин живые пилоты, они моментально и надолго потеряли бы сознание от перегрузок, но для операторов бомбардировщиков такой маневр был привычным. Когда бомбардировщики были уже на высоте полукилометра, сработали основные взрыватели и позади разлился океан огня.

Пламя вспышки, поднявшееся над полуостровом, было видно в ночной темноте за десятки километров. Температура достигала трех тысяч градусов и через доли секунды в зоне поражения горело все, что могло гореть, кирпич и камни зданий трескались и рассыпались от чудовищного жара, стальные конструкции плавились и растекались. Через несколько секунд на большей части полуострова не было ни одного живого существа, в воздухе не осталось ни одной сложной органической молекулы, а ударная волна взрыва обратила остатки разрушенных снарядами зданий в мелкую крошку и пыль.

...

Снаряды долетели до набережной за минуту до подлета штурмовиков и когда эскадрилья приблизилась к берегу, ее встретили облака дыма и пыли, поднятые взрывами. Здесь больше не требовалось топить суда – их обломки уже опустились на дно гавани, лишь верхушки местами были видны из воды. От стоявшего почти у самой воды здания казино чудом уцелела лишь часть фасада – один из снарядов пробил его и взорвался внутри, превратив здание в дымящиеся руины.

Из окна застрявшего в обломках роскошного лимузина высунулся телохранитель с автоматом и, быстро прицелившись, выпустил длинную очередь по ближайшему самолету – но если охранник и имел навыки стрельбы по воздушным целям, пули были бессильны против бронированного штурмовика. Коротко взвыв, многоствольная пушка обрушила на лимузин шквал снарядов. Машину, рассчитанную на защиту от пуль, прошило насквозь, толстые стекла превратились в мелкую крошку, а металл кузова скомкало, словно бумагу. Через доли секунды бесформенный, перекрученный остов лимузина горел на разбитом асфальте.

– Высаживаем десант. «Ужас небес», возвращайтесь на корабль. «Валькирии», рекомендую переход в режим патрулирования. Оказывайте поддержку при необходимости, – раздался голос Отравленного клинка, координирующего операцию.

Десантный экраноплан, поднимая волны, с ревом затормозил перед прямым участком берега. В носовой части открылся люк, из него, касаясь асфальта набережной, развернулась длинная аппарель, и тут же по ней огромными прыжками начали высаживаться аватары Черного Легиона – телеуправляемые боевые роботы, человекоподобные, ростом два с четвертью метра, вооруженные ракетными автоматами, крупнокалиберными пулеметами, пусковыми установками для ракет и огнеметами.

...

– Ага, вот и головорезы министра внутренних дел. Быстро они... – заметил координатор первой роты Черного Легиона, увидев движущиеся точки на наложенной на основное изображение карте. По улицам, идущим к набережной, с максимальной скоростью неслись две небольшие группы бронированных микроавтобусов – по три в каждой. Они не остались незамеченными и пилотом одной из «Валькирий», патрулирующей район набережной – штурмовик тут же начал менять курс, заходя на цель. Через несколько секунд скорострельная пушка в носу самолета ожила, обрушивая град бронебойных снарядов на броневики колонны, идущей по западной улице. Два передних автомобиля, попавших под огонь «Валькирии», почти мгновенно превратились в изрешеченные снарядами и обгоревшие обломки.

Водитель третьей затормозил и резко повернул руль, пытаясь уйти из зоны поражения. Завизжали шины, микроавтобус накренился, грозя перевернуться, но вылетел на тротуар, подпрыгнул, зацепил стену дома, высекая искры и, наконец, остановился. Бойцы спецподразделения, сидевшие в машине, быстро выскочили и бросились врассыпную, ища укрытие за стенами зданий.

– Первое отделение атакует западную колонну, второе – восточную, третье в резерве, – скомандовал координатор, и аватары с неожиданной для таких гигантов быстротой бросились вперед.

Бойцы спецподразделения едва успели занять позиции. Один из них, вооруженный ручным пулеметом – странное оружие для «борьбы с беспорядками», которое, тем не менее, было у каждого отделения – успел выпустить очередь по атакующим. Несколько пуль ударили в грудь и плечо одного из аватаров, но он даже не пошатнулся. На экране перед глазами оператора вспыхнули индикаторы повреждений – критических нет. Расстояние до здания было преодолено меньше чем за пару секунд, и аватары Черного Легиона буквально врезались в ряды укрывшегося врага – роботы не боялись автоматных пуль.

В ход пошли не только ракетные автоматы, очереди управляемых пуль из которых безошибочно поражали цели, но и холодное оружие – дистанция моментально сократилась до рукопашной. Пулеметчик хотел выпустить еще одну очередь в упор, но не успел – координатор отделения Черного Легиона взмахнул секирой, заменявшей ему традиционный для командиров Звездного Десанта меч, и широкое лезвие из сверхтвердого сплава с легкостью рассекло бронежилет и буквально раскроило врага пополам. Бой был скоротечным – привыкшие к расправам над безоружными людьми спецназовцы не имели в сражении против аватаров Черного Легиона ни малейшего шанса. Погасли вспышки выстрелов, смолк грохот ракетных автоматов и среди разбросанных по асфальту трупов, обломков стен и облаков оседающей каменной пыли раздался лишь слабый стон. Но огнеметчик привел в действие свое оружие и длинная струя жидкого пламени довершила дело, испепеляя тела.

На соседней улице бой был еще более коротким. Вторая тройка бронемашин прибыла чуть позже, и бойцы Звездного десанта уже успели занять удобные позиции. Колонна затормозила, готовясь к высадке бойцов, и в тот же момент из наплечных пусковых установок двух аватаров с ревом и пламенем стартовали ракеты. Системы наведения сработали безукоризненно – огненные стрелы вонзились в бока первой и последней машин точно посередине и после двух мощных взрывов они запылали, быстро превращаясь в оплавленные и обугленные остовы.

Средняя машина попыталась свернуть, но неудачно – столкнувшись по касательной с уже горящим передним броневиком, она покачнулась, рухнула на бок и по инерции заскользила по асфальту. Аватары Черного Легиона открыли огонь из ракетных автоматов и двух крупнокалиберных пулеметов – роботы могли использовать их даже поодиночке, легко перемещаясь с пятидесятикилограммовым оружием в руках – сразу с двух сторон. Бронебойные пули изрешетили днище и крышу лежащего на боку микроавтобуса – его броня защищала лишь от легкого стрелкового оружия. Огнеметчик поставил точку, выпустив струю пламени. Она подожгла машину, из которой так никто и не успел выбраться.

Черный Легион начал перегруппировку.

– Первый взвод переходит к занятию телекоммуникационного центра, – сообщил координатор Черного Легиона. Пятиэтажное здание, бывшее центром, куда сходились практически все каналы связи, обеспечивавшие функционирование местного участка Сети, осталось при обстреле невредимым – среди круглосуточно дежурящих в здании специалистов было немало сторонников революции, а сам центр мог хорошо послужить восставшим.

Аватары Черного Легиона, стремительно вынырнув из-за стен зданий на противоположной стороне улицы, ринулись прямо к центральному входу, стреляя из ракетных автоматов. У наемной охраны у дверей были лишь доли секунды на то, чтобы открыть ответный огонь, но даже те, кто успел среагировать, не могли ничего изменить – их пистолеты-пулеметы были неспособны остановить роботов. Взвод Черного Легиона достиг входа без потерь, а у дверей лежали изрешеченные пулями тела.

Штурмующие ворвались в здание, и охранники из частных компаний внутри оказались в ловушке. Тяжелые герметичные металлические двери компьютерных залов оказались запертыми изнутри – сотрудники центра явно знали о начале штурма и теперь готовы были пустить внутрь только силы Core. Грохот шагов стремительно перемещающихся по зданию аватаров лишь ненадолго прерывался короткими очередями из автоматов и трижды – лязгом и звоном мечей и секиры координатора Первого отделения. Вскоре Черный Легион достиг компьютерных залов и бронированные двери открылись – работники центра с радостью пустили бойцов Core внутрь. Меньше чем через десять минут после начала штурма координатор сообщил: «центр под нашим контролем».

Вертолеты, высадившие десант Красной Гвардии, стрекотали над набережной, возвращаясь на «Севастополь».

– Говорит первая рота. Полицейские участка номер три сопротивления оказывать не стали, выбросили белый флаг, – сообщали красногвардейцы, – здание телестудий окружено, начинаем штурм.

– Докладывает вторая рота. Полицейские участки один и два в полном составе сдались в плен.

Через восемь минут от первой роты поступил новый доклад.

– Телестудии взяты. Потери противника – девять охранников из ЧВК28. Один легкораненый среди некомбатантов, враг пытался прикрыться заложниками. Помощь оказана.

– Отлично, – прокомментировал Отравленный клинок, – теперь вражеской пропаганде конец. Контакт с революционерами установлен, – продолжил он, обращаясь к десантникам, – готовьте студию к трансляции заявления лидеров восстания.

– Мэрия захвачена, – сообщил координатор второго взвода Черного Легиона, – но трое из охранявших ее наемников пытаются скрыться. Первое отделение начало преследование.

– Среди них бывший командир карательного отряда, – заметил Отравленный клинок, – его необходимо уничтожить или захватить, и как можно скорее.

– Управление сетью камер слежения уже перехвачено, – вмешался в разговор координатор второй роты Красной Гвардии, – мы их видим.

– Думаю, я их тоже вижу, – раздался голос Несущего бурю.

Трое вооруженных людей в защитного цвета форме нырнули в темный переулок. Они уже решили, что одурачили преследователей, когда прямо перед ними возникла громадная черная фигура аватара. Все трое бегущих почти одновременно вскинули автоматы, но Несущий бурю оказался быстрее. Ракетный автомат выплюнул очередь активно-реактивных пуль, которые скосили двоих еще до того, как они успели нажать на спусковые крючки. Третий, бывший в центре, успел выпустить короткую очередь, но Несущий бурю переключил оружие в снайперский режим и одна пуля, с математической точностью направленная прямо в автомат наемника, разбила его приклад в щепы и выбила из рук. Сзади раздались тяжелые шаги аватаров Черного Легиона – бывший каратель оказался в ловушке. Один из десантников уже вскинул автомат, но Несущий бурю остановил его.

– Не стреляйте. На этот раз мы отложим исполнение приговора ... до утра. Думаю, после всего того, что вытворял его отряд, жители города будут рады видеть его повешенным на центральной площади.

Бронированная рука аватара сдавила запястье наемника с силой, не оставляющей надежды вырваться, и десантник поволок его за собой, словно тряпичную куклу, обратно к захваченному зданию мэрии.

...

Доклады, поступавшие от третьей роты Красной Гвардии, высадившейся на окраине столицы, подтверждали, что операция идет в соответствии с планом – и даже лучше. Информация от агентов, имевшихся в войсках, подтвердила – армия (которая разом потеряла главнокомандующего, министра обороны и трех генералов) теперь предпочитает сохранять нейтралитет и не будет выступать против революционеров.

Первая из частных военных компаний, штаб-квартира которой была уничтожена при бомбардировке, была полностью дезорганизована, а ее небольшой отряд, столкнувшийся с авангардом сил Core, был полностью уничтожен в течение минуты. Вторая действовала несколько более слаженно (хотя ее штаб-квартиру постигла та же судьба), и два взвода сумели занять оборонительные позиции на окраине города – но они понятия не имели, что творится за их спинами. В ту же секунду, когда третья рота Красной Гвардии и революционеры (получившие оружие и рвавшиеся в бой) начали обстрел позиции наемников, вторая рота Красной Гвардии ударила им в тыл, а возникшая словно ниоткуда «Валькирия» выпустила по ним пару ракет.

– Враг уничтожен, – докладывал координатор третьей роты, – потери – два аватара, ремонтопригодные, и трое раненых у революционеров – медицинская помощь оказывается, их жизни вне опасности, но одному нужна госпитализация.

– Отправляйте на экраноплане на «Севастополь» – ответил координатор сил Красной Гвардии, – экраноплан все равно вам уже не потребуется, мы скоро встанем на рейде.

По шоссе в столицу, не встречая сопротивления, вступала Красная Гвардия и насчитывавшие уже несколько сотен силы революционного подполья, к которым с каждой минутой присоединялись все новые и новые участники. Вскоре после входа в город красногвардейцы и революционеры двинулись вперед на бронетранспортерах, а за ними все новые и новые толпы людей начали заполнять улицы, и вскоре уже многотысячная колонна под красными знаменами шла к центру, следуя за войсками.

...

Три телекомпании в прямом эфире транслировали обращение лидеров восставших к народу, и в то же самое время Отравленный клинок, координатор операции, смотрел на огромный экран в рубке «Призрака», на котором отображалась карта страны и два окна видеосвязи – с директором Департамента секретных операций и комиссаром Стражей Прогресса.

– Сопротивление оказалось слабее, чем мы думали. Это успех, – сказал он.

– Да. Трухлявое дерево рухнуло от легкого ветерка. С другой стороны, все-таки лучше переоценить противника, чем недооценить его, – ответил директор.

– Реакция в других городах не заставила себя ждать. Думаю, к концу следующего дня революционеры будут контролировать все крупные города, – заметил комиссар.

– Поставки оружия для народной милиции идут по плану? – спросил Отравленный клинок.

Да, но, скорее всего, это уже не будет иметь решающего значения, – ответил комиссар, – большая часть армии, по крайней мере рядовые и младшие офицеры, поддержат революцию, теперь об этом можно говорить наверняка.

...

Ночь уже подходила к концу, но столица не спала – ликование было всеобщим. Революционный комитет вместе с тремя советниками из корпуса Стражей Прогресса и Несущим бурю собрался в здании мэрии – невероятно уставшие после бессонной ночи, но горящие энтузиазмом после одержанной победы.

– Полуостров очищен полностью? – спросил один из лидеров восстания, известный под псевдонимом «Пламенный».

– Да, – подтвердил Несущий бурю, – там не осталось ничего.

– Хорошо. Мы еще раньше решили, что после революции мы построим там парк – парк, в котором смогут отдыхать все жители, а не несколько десятков паразитов. И в центре его мы поставим памятник тем, кто погиб в борьбе за наше будущее. Но для этого надо было стереть с лица земли всю мерзость, что там находилась.

– Это прекрасная идея, – сказала Несущая Свет, координатор операций Стражей Прогресса в регионе и, с сегодняшнего дня, главный советник революционного комитета, – но ей придется немного подождать. У нас очень много работы, которая не терпит отлагательств. Старая государственная машина действительно разбита, вдребезги, и сейчас вам нужно организовать свою – так, чтобы враг уже никогда не смог вернуть потерянное.

Комитету действительно предстояло сделать многое. Нужно было организовать управление крупнейшими предприятиями, в том числе и теми, от работы которых зависели жизнь и здоровье жителей, нужно было создать отряды народной милиции для охраны порядка в городе и защиты от еще оставшихся в живых наемников – и все это требовалось сделать и в других городах страны. Первое заседание комитета продолжалось не один час, и за окнами стало светлеть. Над столицей забрезжил рассвет – рассвет нового мира.